Валерий Дмитрук (daemon77) wrote,
Валерий Дмитрук
daemon77

Вопросы с того и другого конца

Оригинал взят у morozovsb в Вопросы с того и другого конца.
Этот текст я написал более месяца назад, и предложил для публикации "Свободной прессе". Продвижение статьи вызвало большие затруднения. Текст не был отвергнут, но и большого энтузиазма, как я понимаю, не вызвал. Слишком уж не вписывается  в концепцию данного издания. Поэтому, поразмыслив, в итоге я отозвал валявшийся в редакторском столе текст обратно.

1700-5

Протест затих и схлынул с улиц. Взял отпуск. И в этой летней тиши, когда умолк рокот масс, разъехавшихся по дачам и югам, стал вновь слышен непрестанный, идущий независимо от уличных толп, разговор о том, что будет, о том, кто мы есть и «откуда пошла русская земля».
Помните, как у Достоевского:
«Ведь русские мальчики как до сих пор орудуют? Иные то есть? Вот, например, здешний вонючий трактир, вот они и сходятся, засели в угол. Всю жизнь прежде не знали друг друга, а выйдут из трактира, сорок лет опять не будут знать друг друга, ну и что ж, о чем они будут рассуждать, пока поймали минутку в трактире-то? О мировых вопросах, не иначе: есть ли Бог, есть ли бессмертие? А которые в Бога не веруют, ну те о социализме и об анархизме заговорят, о переделке всего человечества по новому штату, так ведь это один же черт выйдет, все те же вопросы, только с другого конца. И множество, множество самых оригинальных русских мальчиков только и делают, что о вековечных вопросах говорят у нас в наше время».
Иная нынче эпоха, иное наше время, и вместо трактира теперь интернет под рукой и сидит ныне всяк в своих квартирах-конурах, не друг против друга, а перед монитором. Однако же по-прежнему живы еще русские мальчики и идет между ними все тот же разговор о вековечных вопросах.


Бог – материя для разговора сложная, богословская, и, хотя, о нем также идет речь, теперь уж подымаются все больше вопросы с другого конца – с того, что «о социализме и об анархизме», «о переделке всего человечества по новому штату».
Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что как раз о переделке человека говорят немногие, о ней услышишь ныне нечасто.
Все эти полгода с лишком только и толковали, что о честных выборах, борьбе с коррупцией (вообще вечная тема), несовершенствах политической системы и прочих смежных вопросах. Наиболее ловкие пытались подойти к делу концептуальнее, более широко и промеж разговора подсунуть нам идею нового общества.
Однако, откуда ему взяться, новому обществу при старом-то человеке? Ведь сколько не обещай новых справедливых законов, идеальных политических систем, все зависит в конечном итоге от человека. Ведь он своими руками, своими «благими намерениями» способен довести любой замысел, любое хорошее начинание до адовых врат и из райских кущ свалить в котлы адовы.
И вот потому-то приходится напоминать, что главное во всех этих разговорах умных да высоколобых не интернет-демократия, не социализм по современной моде и европейского разлива, как там, у людей, не социал-либерализм, а человек.
«Все на благо человека, все во имя человека» - вот коммунизм об этом помнил, а нынешние спорщики забыли, потому как кто теперь глубоко копает, лишь бы день простоять да ночь продержаться. Вспомнят, конечно, об индивиде, о личности. Но это все не то, это не о человеке, это о себе любимом, это так - связка, без понимания смысла и ценности: потому что так принято, потому что у нас гуманизм и мы все в любви к человеку дежурно признаемся, особо о нем самом не задумываясь.
Слово «коммунизм» у нас теперь звучит не слишком часто, не любят у нас это слово. Оно как кость в горле и напоминание о том, что двадцать лет назад продали первородство за чечевичную похлебку, променяли непокорного журавля на дохлую синицу. А потому, если и звучит оно, то либо в отрицательном, либо опять в приниженном, только политическом или экономическом аспекте. Даже коммунисты предпочитают стыдливо говорить о социализме, сознавая, видимо, что коммунизм – это слишком громко и высоко. Что уж говорить об остальных? Для верующих коммунизм – это разновидность сатанизма, для зрителей телевизора – глубокое тоталитарное прошлое и античеловеческая идеология (так в новостях каждый день говорят).
Все стыдятся, все смеются, но в этом стыде, смешках и умолчании, чувствуется, что коммунизм – это главное, что вокруг него все вертится, что вынь его, забудь о нем, и говорить и смеяться да бояться будет нечего. Верят в коммунизм, конечно мало, считая, что от этого слова пахнет либо нафталином 70-х, либо психическим нездоровьем, психушкой. Какой коммунизм, XXI век на дворе! Коммунизм умер. ГУЛАГ закрыт, а охранники и арестованные разбежались по домам смотреть «Пусть говорят» и «Давай поженимся».
Впрочем, все это общественное мнение нечто совершенно пустое для русских мальчиков в интернете. Для них спор о коммунизме естественен и неюмористичен, для них коммунизм вполне реален. Спорят так, будто и телевизор не смотрят, и газет российских по утрам не читают.
Подобно тому, как русские мальчики начинали разговор о Боге и иных вечных вопросах, в любой распивочной, не стесняясь пьяных выкриков и неподходящей атмосферы для высоких материй, так и нынешних не смущает неподходящая атмосфера на просторах интернета. И вот среди порнухи и незаконно размещенного контента льется спор о коммунизме, да такой жаркий, что веришь, что и впрямь, как в «Чевенгуре», еще рожь не заколосится, а коммунизм будет готов
Кто бы мог, к примеру, подумать, что размещенная на Youtube песня «Полюшко-поле» станет поводом для ожесточенной схватки между ее случайными слушателями? Однако ж – под 2,5 тысячи комментариев – 240 страничек на чистом английском языке между русскими мальчиками, которых разметало по всему миру.
Читаешь все это, и перед глазами проходит наши былые 25 летней давности споры. Какой коммунизм правильнее? Ленинский или сталинский, интернационалистский или державно-патриотический, плакатно-киношный от «Кубанских казаков», или грубо-зримый, бытовой, коммунальный по А. Зиновьеву? Русский, или общепролетарский, космополитический?
Но вот при всей радости такой духовной брани, такой игры сил интеллектуальных ловишь себя на мысли, что недотягивают наши нынешние русские мальчики до глубины идеи. Мелко плавают, копаются на поверхности, погрязнув в политике, экономике, истории, а подчас и просто брюха. Дешева была колбаса в советское время, и много ли ее было – это все, независимо от позитивного или негативного решения вопроса, далеко от коммунизма, потому как все это о брюхе, а не о человеке. Пропадает во всех этих спорах главное, без чего нет идеи коммунизма, без чего споры все эти так - баловство одно, толчение воды в ступе – пропадает переделка человека по новому штату.
За мусором фактов и исторических сведений забывают, что коммунизм – это не просто политическая идеология, это не просто политэкономия иного разлива. Это иной путь развития человека, да что там, похоже единственный путь его развития. Это русская альтернатива нынешнему нашему прозябанию и копанию в грязи по розановскому меткому определению: «Родила червяшка червяшку. Червяшка поползала. Потом умерла».
Впрочем, не будем забывать, изначально коммунизм был не единственной альтернативой. Он был альтернативой с другого конца. Альтернативой с конца этого являлось, конечно же, христианство. Оба они – коммунизм и христианство предполагали переделку человека, отход его от падшего, отчужденного, неподлинного, неприсущего ему состояния. Здесь бы сойтись им, найти общее, да взяться за дело дружно, потянуть, да втащить человечество в этот самый новый штат. Но, увы, христианство в нынешнем своем состоянии не устояло на высоте дерзаний, отпало от своего предназначения, сложило ручки и примирилось с окружающей действительностью, с идеей неизменности, невозможности переделки человека, включилось в общий бизнес, расцветший на идее человеческой греховности.
Остался один, в романтическом ореоле, гонимый, осмеиваемый и затираемый коммунизм.
Консерватизм, показной, нарочитый, казенный державный патриотизм, либерализм всех мастей, социал-демократия – все это разливается из одной общеевропейской бадьи, это все соперники по методам, не по сути. Всем им мил убогий, падший, слабый человек. И свою силу черпают они в его слабостях. Либерализм на слабостях его играет и строит вся свою систему невидимых рук и сдержек с противовесами, социал-демократия выводит всеобщую солидарность из человеческого несовершенства (это прям по Ивану Карамазову: узнаем что смертны, сколь мало нам осталось, заплачем и обнимемся), державники сублимируют в культе силы сознание собственной человеческой ничтожности, в бессмертии империи ищут индивидуального бессмертия, низводя человека до уровня имперского компоста.
Из этого признания неизменности, окончательности человеческой природы выводятся все основы нынешнего общества, переваривающего всякую идеологию кроме христианства и коммунизма - плюрализм истины и нравов, вплоть до упразднения наук и отмены всяческой морали, своеволие и самодурство индивида. Все строится на слабости, гниении, разложении. Возьмите Локка, возьмите Мандевиля, этих пророков современного общества, – они прямо указывают, что общество только и держится, что человеческими слабостями, скрепляющими его в единое целое. Все общество, как кучки Петруши Верховенского и смазаны они грехом, слабостью, страхом и кровью. Вот так просто, ясно, откровенно, без позднейших накрученных стыдливо высокопарных слов о человеколюбии и индивидуальности. Почему, отчего это общество будет существовать во веки веков на обмане и слабости? Да потому что человек таков, и его не изменишь. Расслабься, получи удовольствие, на твой век хватит.
Здесь уже приговор всему человечеству и обоснование того, почему во всяком общественном движении есть свой предел, и почему этот предел узкогрупповой или эгоистичный. Все то же: подлец – человек, и во всякий век одна и та же неизменная природа: набил себе брюхо, подгреб под себя столько, сколько способен тем же брюхом и теперь будет жрать, пока не сгонит его другой такой же голодный, да брюхастый. Суета сует и томление духа. Меняются люди и драконы, а суть остается: люди всегда были подлы, низки и эгоистичны.
Коммунизм, который в одночасье превратился в отражение вековых чаяний народных в 17-ом, - отрицание этого вечного круговорота, этой вечной полночи человеческой слабости. Как и отрицание всех видов политического и общественного устройства, связанного с подобным пессимизмом в отношении человека. Не зря Горький писал о рождении человека, не зря вспоминал об идущих на пути в Эммаус.
Коммунизм, оказался завораживающим учением для русских мальчиков XX века, потому, что не занимается политикой и экономикой ради них самих, существует не ради абстрактной власти или благосостояния. Все это в коммунизме примерено к одной цели – к человеку, к его полноценному развитию, а не развитию брюха и профессиональных способностей (это же брюхо и обслуживающих).
Помните: «всестороннее развитие каждого члена общества выступает как главная цель и забота всего общенародного социалистического государства». Здесь примечательно именно, что не только цель, то есть нечто рациональное, прагматическое (растим, чтобы использовать), но и «забота» то есть душевное, сердечное, нравственное, русское. Нравственное, с преобладанием во всем: от духовного развития до обеспечения мельчайших бытовых потребностей (как у Твардовского в «Ленине и печнике» - «чтоб писать тебе в тепле все твои бумаги»).
Есть ли место для заботы, для такой цели в нынешнем обществе? Помнит ли оно о ней, об этом русском стремлении, одухотворившем рациональный западноевропейский гуманизм
Декларативно – да, забота присутствует. Ведь не скажешь же прямо - идите все в отвал, не признаешь в открытую, что ценность каждого – это ценность его как винтика в большом рыночном механизме, до тех пор пока он эффективен?
На деле все наоборот – «широк человек, я бы его сузил». Поэтому напротив, этого рождения человека, этой всесторонне развитой личности, цельного человека славянофилов, боятся и избегают, всеми силами и средствами затрудняя его формирование. И дурят, уводят от цельности, рассыпая перед незадачливой публикой блескучие пустышки вроде индивидуализма, карьеры как смысла жизни, бизнеса как мерила жизненного успеха, потрафляют самолюбию делением на быдло и элиту.
Коммунизм, и историческое христианство ранее, стояли на том, что человек не дан как таковой, что он нуждается в развитии, и вот нынешнее мировоззрение застывшего, слабого индивида вместо подлинного развития человека, становления личности предоставляет ему загончик, создает причудливые формы, так как делали это в свое время компрачикосы, штамповавшие гуимпленов. И это уродство, этот продукт имитации подается как достижение, как развитие, как норма.
Пока русские мальчики, погрязнув в ворохе цифр и определений корни будущего, скатываются в пустопорожний спор о сталинизме, истоки возможной альтернативы подрубаются уже сегодня. Идея неизменности человека в его несовершенстве стала достоянием общества, теперь осталось вбить ее поглубже в подрастающее поколение. Для этого надо начинать с самого начала, с раннего возраста. И вот уже вся педагогика и методика строится из этого основного общественного требования развивать не развивая. При этом само общество принципиально устраняется из дела воспитания. Как же, как же, права человека, невмешательство, плюрализм толерантность, мы должны позволить человеку быть свиньей, бараном, коровой, кем он захочет, лишь бы не человеком.
Так ставится крест жирный, мощный на всяком новом обществе на всяких новых горизонтах. Так закрывается истинное понимание нашего не столь далекого прошлого, ибо СССР – это не «Сталин – счастье народное», как думают интернетные русские мальчики, а общество реального воплощенного, или воплощаемого на практике человеколюбия, без которого немыслима русская культура. Не ля-ля о гуманизме, сопровождаемое риторикой «не такой ценой», а настоящее человеческое отношение друг к другу во всей полноте, как к цели, а не как к средству.
А меж тем, само падение советского, коммунистического как раз и было предопределено отказом от этой центральной, корневой идеи гуманного общества, превращением просвещения, то есть движения к свету, пути в Эммаус, в механические процессы учебы и идеологической работы, мнением что «счастье произойдет от материализма, а не от смысла», отпадением от национальной русской ноты, зазвучавшей в этом строе борьбы за пролетарское государство.
Ныне, таким же образом, забивая идею просвещения, развития человека всякими мелочами, политтехнологическим вздором и обилием статистики, материализмом вместо смысла палят в обе стороны – и в прошлое, и в будущее. То, что это происходит, и то, что это успешно, видно по тем самым нынешним интернетным русским мальчикам, с которых я начал. Главная проблема в том, что споры их все дальше и дальше текут от вековечных вопросов, текут от сути дела, к мелочам и ерунде сиюминутной.
Вот и получается, что с Богом мы уже почти попрощались. Не хотелось бы проститься с коммунизмом. Какими же мы будем русскими без вопросов с этого и другого конца? Какой альтернативы, какого нового общества ждать, перестав быть человеком?


Tags: будущее, коммунизм, религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments