September 17th, 2011

Memento mori. Часть 2.

Можно ли быть спокойным и непредвзятым, рассуждая о Смерти? Вряд ли. И причиной этому - страх. Вообще, страх - это защитная реакция организма, помогающая избежать опасности. Смерти, как известно, избежать всё равно не получится (как гласит русская поговорка, двум смертям не бывать, а одной не миновать). Поэтому бояться её бессмысленно. Скорее всего, имеет место страх перед неизведанным: так ребёнок боится ночью идти в туалет, потому что там темно. Но, повторяю, вне зависимости от природы этого страха - он деструктивен, потому что не имеет смысла.

При этом можно со всей определённостью утверждать, что Смерть не может рассматриваться в контексте личного опыта. Возможно, кто-то и читал нашумевшие книги американского хирурга, отражающие этот аспект - но всё же, даже не ставя под сомнение истинность приведённых в данных книгах примеров, рискну утверждать, что пережитое героями этих книг не есть вполне Смерть. И вот почему.

Человек - живое существо. Базовый атрибут любого живого существа - это субъектность; живым мы называем такой феномен окружающего мира, который способен к самостоятельному действию, а значит - может выступать в качестве субъекта действия. Неживые феномены субъектностью не обладают, поскольку могут выступать только в качестве объектов действия.

Когда человек умирает - он теряет субъектность; он способен только к тому, чтобы, условно говоря, лежать в гробу, не двигаясь ни в какие стороны. Он может быть лишь объектом: его обмывают, одевают, хоронят и пр. А поскольку субъектность, как мы установили, есть имманентное любому живому существу (и человеку в том числе) свойство, то потеря субъектности приводит к изменению сущности; труп человека - не есть человек.

В этом ключе особенный смысл приобретают экзистенциальные ситуации выбора между потерей жизни и потерей самости (по сути - той же субъектности). Становится понятно, что выбора, как такового, вовсе нет: он, возможно, есть с точки зрения неких представлений о том, что человек живёт в памяти людей и прочее - но живёт ли? С точки зрения нашего представления о жизни - безусловно нет; с точки зрения позиции об идентичности личности и человека - выбора нет, потеря жизни и потеря субъектности - в равной степени являют собой Смерть.
Мне могут возразить, что с субъектностью тут-то как раз всё в порядке: огромное число последователей "чистят себя" под Дзержинского и других выдающихся деятелей, не говоря уже о том, что принятые ими решения влияют на жизнь миллионов долгие года и десятилетия. Таким образом, эти люди даже после смерти определённым образом влияют на исторический процесс, а значит, выступают его субъектом. 

Мне кажется, такая постановка вопроса не вполне корректна. Тут всё упирается в восприятие времени: если мы допустим, что жизнь человека безотносительна времени, хотя и раворачивается в нём - то субъектность человека также не ограничена временем. Это вовсе не значит, что он жив: это "всего лишь" означает, что масштаб его личности шире исторических рамок, шире, собственно, и его собственной жизни. Можно ли считать это победой над Смертью - большой вопрос.

 Смерть, в отличие от субъектности,не является атрибутом человека; более того, она его отменяет. Человек и Смерть не пересекаются. А значит - человек принципиально бессмертен.