March 15th, 2012

"Малые" и "Великие"

Оригинал взят у jenya_khimles в "Малые" и "Великие"
В сети появилось множество обсуждений того, как дальше жить оппозиции путинскому режиму. По моим наблюдениям,  особенную активность проявили сторонники и противники теории «малых дел». Вот пара ярких примеров :
«Демократия начинается с хвоста»  http://www.gazeta.ru/column/latynina/4033557.shtml
«Не утопить большое дело в малом» http://oleg-kozyrev.livejournal.com/4052572.html
Противоположность выводов, к которым приходят авторы, ясна уже из заголовков.  Сам факт,  что такими вопросами протестное движение озадачилось сегодня – одновременно радует и озадачивает.
Радует – потому что оппозиция наконец-то начала серьезно думать над стратегией своих дальнейших действий. При таком подходе есть шанс победить Путина – особенно если он,  прослезившись на Манежке, успокоится и откажется от попыток пересмотра своей «успешной» силовой стратегии.  Пока все выглядит именно так.
Озадачивает – как любая попытка менять что-то радикально в стране, не имея готовых  ответов на самые простые вопросы.
Дилемма «малые дела vs. большая политика» является на 100 % надуманной.  По моему убеждению, именно «корневым» движениям суждено сыграть решающую роль, если Россия найдет в себе силы свернуть с пути путиномики.
Поскольку «cредний россиянин» находится под пропагандистским прессом ангажированных центральных СМИ, он не всегда понимает истинный смысл событий большой политики. Зато - он прекрасно видит, когда вместо парка или газона перед его домом вырастает очередной объект коммерческой недвижимости, как «взлетают в небо» тарифы ЖКХ. Сталкивается с беспределом разного рода «силовиков». Стоит в пробках, пропуская «мигалки». Платит те самые 73% налогов , в конце концов. Поскольку нынешняя власть в России лишена самостоятельной политической воли и нацелена исключительно на обслуживание интересов сросшихся с ней экономически «кланов» - она принципиально не способна «перейти на сторону» граждан. Я сама наблюдала это на примере Химкинского леса – когда интересы оффшорных структур, красиво спрятанных за «фасадом» Vinci, перевесили мнение независимых экспертов, 2/3 населения Москвы и Химок, плюс 10 альтернативных вариантов строительства злосчастной дороги, не требующих гибели леса.
Таким образом, в условиях России движения гражданских активистов становятся незаменимыми «поставщиками» активного протестного контингента – причем «работу» по их активизации власть делает самостоятельно, даже без помощи «пропагандистской машины Навального».
Столкнувшись  с произволом и беззаконием, гражданские активисты закономерно приходят к политическим требованиям. Если тысячи «мелких» протестов сливаются вместе – они уже способны влиять на «большую политику», требовать отставок президентов, премьеров, губернаторов и прочих.
Но было бы огромной ошибкой  воспринимать «корневые» движения как всего лишь некую «подготовительную стадию» к большому политическому протесту, которая утрачивает смысл, если цели «большого» протеста достигнуты. Представим себе, что протестующим удалось убрать Путина и поставить на его место гипотетического идеального президента.
На что же сможет опереться «идеальный президент» в деле превращения  огромной страны из сырьевой полуколонии в процветающее постиндустриальное общество, живущее за счет своего человеческого капитала?
На коррумпированных чиновников из «вертикали власти»?
На олигархов, госкорпорации и всю эту «экономику семей»?
На полицаев, превратившихся в один большой ЧОП на службе тех же «семей»?
На разваленную армию?
Ведь это только очень наивным людям кажется, что сев в президентское кресло можно изменить страну. Я была на Украине через несколько лет после «оранжевой» революции. Так вот – никакой «революции» там не оказалось и в помине, наблюдался ровно тот же беспредел, что мы привыкли связывать с путинским режимом: варварская вырубка парков, тотальная застройка, подавление гражданских протестов, коррупция на всех уровнях. В рядах бывших «оранжевых» активистов наблюдалось величайшее разочарование.
Пока  в стране не будет разветвленной сети местных гражданских движений, способных реально контролировать, что происходит на их земле, баллотироваться в местные органы власти, наблюдать за выборами и т.п. – никакое реальное преобразование страны невозможно.  Даже, повторюсь, в условиях, когда у власти окажется «идеальный» президент.
Какие же  выводы ? Они  очень простые
– успех или неуспех позитивных преобразований в России будет определяться как раз уровнем «корневой» гражданской активности.
– шансы не просто  придти к власти, но провести в жизнь программу реальной модернизации будут только у политиков, способных найти общий язык с «корневыми» движениями.