July 13th, 2012

ЖИВОЙ ЖУРНАЛ И РОССИЯ В 2222 ГОДУ

Оригинал взят у doctalovtyz в ЖИВОЙ ЖУРНАЛ И РОССИЯ В 2222 ГОДУ
Оригинал взят у 00765 в ЖИВОЙ ЖУРНАЛ И РОССИЯ В 2222 ГОДУ
В стране наконец-то построили то, что строили.

Страной одновременно правил царь, президент и коммунистический генсек, и каждый россиянин слушался того, кого хотел.

В стране целых три канала телевидения – капиталистический, коммунистический и царский канал, но днем показывают по ним одну передачу – как мы всему радуемся. Ну, а ночью транслировали Дом-3 в трех вариантах, на коммунистическом канале - все в трусах, на капиталистическом – без, а на царском канале – во фраках.

А на Красной Площади стояли три Мавзолея Ленина – один с Лениным, второй без Ленина, третий – с ВВП.

Митинги и народные гулянья случались в стране так часто, что никто не успевал получать на них разрешения, и никто не успевал штрафовать за то, что не успевали.

В каждой бесплатной библиотеке, рядом с многотомным изданием Ленина стояло полное собрание Черного Списка в тридцати томах - чего в России делать и смотреть нельзя, но никто не читал ни того и ни другого.

Детскую порнографию можно увидеть только в Историческом музее, в разделе 21 века стояло чучело последнего педофила с оторванными конечностями. А рядом на закрытом стеллаже (только для взрослых) лежали эти конечности.

В центре Москвы в парке какого-то Горького играл лезгино-вальс в стиле тяжелого рока.

Уж даже натуралов настолько примирили с геями, что по четным дням все мужики смотрели на девушек, а по нечетным – не смотрели.

У ВДНХ, или по-новому ВВЦ, рядом со скульптуры Мухиной рабочего и колхозницы стояли в бронзовом виде Навальный и Собчак - и тоже почему-то с серпом.

Жириновский, Зюганов и Путин – стояли в каждом сквере. Все в кепках.

В Интернете остался только один сайт – и это наш ЖЖ. В нем сидят два-три блогера и обсуждают последние новости.

- Я так люблю все три партии, - говорит блогер Мышка.
- И я люблю, - подхватил Зеленый Одуванчик и записал Мышку к себе в Друзья.

В Государственной Думе депутаты трех равновеликих партий, прочитав этот диалог, размазывали слезы умиления по планшетам 48 поколения.

В разговор тут же вмешался владелец сайта ЖЖ и сделал говорящим блогерам строгое цензурное предупреждение:

- А не слишком ли вы любите партии, это могут понять, что вы любите их по-всякому, - и тут же устыдился своих подозрений.

В ответ оппозиционер Светлый Котик возразил Админу ЖЖ, что сегодня четверг – День Свободы слова – и плюнул в сторону администрации.

- Вот сволочь, - подумал администратор, но вслух написал на сайте, что, мол, конечно, четверг.

- Я вчера смотрела телевизор целых пять минут, - вновь пискнула Мышка.

- А ведь велели смотреть по 8 минут, - укорил ее блогер Зеленый Одуванчик.

- А я вчера по старому компу запрещенный сериал «Менты» смотрел, - влез со своим оппозиционный блогер Котик.

Все в испуге притихли.

- Это рассадник рассады, - хором запричитали все депутаты, и наконец-то закрыли ЖЖ.

Мышка и Зеленый Одуванчик навсегда остались без интернета и решили встретиться на лавочке в Скольниках и просто поговорить.

В этот момент и произошло чудо – Она влюбилась в Него, но они не знали, что с этим делать, потому что эротику уже давно запретили, а закрытый стеллаж в Историческом музее до 21 года смотреть было еще нельзя.
В этот момент по аллее парка шел оппозиционный блогер Светлый Котик и, вот гад, взял да и рассказал – чего нельзя рассказывать, смутил, в общем, молодое поколение, но не на то, что вы подумали, а на намного худшее. Он рассказал им про движение Белые ленточки, митинги на Болотной площади, за которые молодежи двести лет назад потом все запретили.

- Я, наверно, русский националист, - вдруг прорвало ранее смирного Зеленого Одуванчика, но ему Светлый Котик посоветовал посмотреть в зеркальце, и тот передумал.

- Думаю, не нужно делать скоропалительных выводов, а вначале перечитать в библиотеке все тридцать томов Черного списка, и сделать это нужно незаметно, чтобы не попасть в какую-нибудь историю.

В библиотеке перепуганная библиотекарша на дрожащих ногах повела мятежную троицу к стеллажу с тридцатью томами Черного Списка, который за всю ее долгую рабочую жизнь никогда никто не спрашивал.

Очень пыльный том они открыли в восемь рук и восемь глаз, потому что библиотекарша тоже не устояла против такого соблазна. С трудом перевернув запыленную временем корку, они хором прочитали:

«Большая советская энциклопедия».

А это, значит, что вначале 21 века никто не стал составлять отдельного Черного Списка, а просто переименовали энциклопедию и тем самым запретили все.

(продолжение следует)