October 10th, 2012

Недоступные законы

Оригинал взят у magelanin в Недоступные законы
Василий Вереск написал 7 октября 2012

Слышишь, что Россия стала лидером, и сразу подозреваешь подвох: в каких ещё нехороших вещах? Но подвоха нет. Мы лидеры не в какой-то гадости, а в действительно прекрасном показателе. В работоспособности органов законодательной власти. В производительности их труда.

Наша Государственная Дума оставила далеко позади парламенты большинства стран не только третьего, но и второго, и даже первого мира по объёму и скорости работы. И это несмотря на то, что в печати и сетевом пространстве искать – не сыскать хотя бы одну положительно окрашенную частную публикацию о деятельности нашего Законодательного Органа.

Ругают за всё. На видеохостингах висят ролики, комменты, смакующие нежелание депутатов непосредственно работать. Читая весь этот материал, подавляющее большинство из нас испытывает досаду от созерцания повсеместного беспорядка.

А мы, оказывается, - лидеры! И, кстати, без всякой натяжки. Судите сами:
Collapse )

Демократия возможна в случае, если есть демос

Оригинал взят у v_bobok в Демократия возможна в случае, если есть демос
Оригинал взят у che_kprf в Против минимаксимализма, или Слово о неизбежности величия

Авраам Покой

  Рассматривая наиболее частые притязания активных современников к мирозданию, легко обнаружить любопытную тенденцию. Наиболее яростные современники активно и максималистски требуют от мира милого домашнего уюта с геранью.
  Если поскоблить «нам нужна Настоящая Демократия» западного левака или российского радикала достаточно трудолюбиво, не обманываясь промежуточными «достал правовой беспредел» и «почему банки отнимают наши доходы» – рано или поздно найдёшь там «я просто хочу путешествовать» или «почему я не могу купить себе дом с высокоскоростным вайфаем». Не отрицая реальности этих требований – нельзя не задаться и другим вопросом: что лежит в основе этого триумфа воли к путешествиям и вайфайству, а главное - при чём тут демократия.
  Коротко говоря, дело в следующем. Главенствующей протестной идеологией современности является минимаксимализм – то есть требование индивидуумом личного неприкосновенного киберпанка, который современная цивилизация на нынешнем уровне технических возможностей обеспечить не может, но в который при этом всех поголовно всячески заманивает.
  Эту мысль необходимо пояснить. Требующий «настоящей демократии» - на деле хочет вовсе не социального перпетуум мобиле, который бы взвалил на его личные плечи много масштабной и трудной работы. Среднестатистическому городскому минимаксималисту, что бы он там себе ни воображал – практическая демократия не нужна: пусть в Кремле сидит хоть Ктулху, пускающий над улицами патрульных осьминогов с пулемётами. Если эти осьминоги будут обеспечивать современнику возможность ненапряжно получать на карточку, благополучно курсировать от метро до азбуки вкуса и домой, а дома строить какие-нибудь хорошо прописанные империи категории трипл-эй и ругать Ктулху, - его требования к реальности будут сводиться к тому, чтобы она держалась подальше и не лезла в его уют.
  Причиной этого странного перерождения свободолюбия в аутизм является взятый единожды в передовых странах курс на т.н. индивидуализм. Изначально считалось, что он позволит личности освободиться от навязанных сверхценностей и развивать те, к которым лежит душа. Отказавшись от массовости в испуге перед т.н. тоталитаризмом – передовые страны выбрали индивидуальность как нечто на вид более травоядное и безвредное. В ходе борьбы масс-культ передовых стран населили одинаковые отрицательные пугала от коллективизма, скрывающие за своими тотальными лозунгами то сексуальную неудовлетворённость, то детские обидки. Положительные же персонажи, ясноглазые, полноценные и идеалистичные – занялись защитой маленьких уютных миров своих сограждан от всего большого и страшного.
  До поры до времени эта тактика выглядела успешной. Пока коллективистские ребята в своих странах ходили строем и создавали самые большие армии в мире, индивидуалистические ребята не только ездили на хороших машинах, но и довольно успешно летали в ближний космос, а также строили величественные города и писали великие книги.
  Однако борцы за вольный глобальный индивидуализм не замечали, что в конечном счёте так же паразитируют на коллективизме – хотя бы в силу масштабности задач, которые им приходится решать в борьбе с мегаломанами-коллективистами.
  Лишь когда сильнейшая коллективистская цивилизация планеты была втянута в индивидуализм, выродилась и признала своё поражение – цивилизация индивидуалистическая осталась по-настоящему наедине с собою. После чего немедленно выяснилось, что индивидуалистических сверхценностей быть не может: в индивидуалистическом исполнении они тут же норовят измельчать до мышей. Искусство сдувается до самовыражения, любознательность до вуайеризма, тяга к преобразованию мира до фэншуя, миссионерство до банального грабежа, а честолюбие до набора симп.
 Collapse )