September 27th, 2013

Уроки болотной революции. Часть 2

          В первой части я писал о том, что могло быть сделано (и чего сделано не было) активистами левых вообще и ЛФ, в частности, во время массовых мероприятий 2011-2012 годов. При этом за скобками остался вопрос целесообразности участия левых в ”болотном процессе”. Конечно, снявши голову – по волосам не плачут; к декабрю 2011 года наши силы были столь незначительны, что позиция лидеров, считавших достойной целью – быть услышанными в общем митинговом гуле выглядит оправданной. Противоположная же позиция, занятая, в частности, Лимоновым, напротив, отдаёт примитивным ”дартаньянством”. Но так ли это? Что мы выиграли, наводнив митинги красными флагами? Неужели репутация радикальных отморозков, которыми благовоспитанные буржуа пугают друг друга на своих чаепитиях – достойная награда, за участие в насквозь искусственном либеральном спектакле?
          Увы, тогда он не казался ни искусственным, ни либеральным, ни даже спектаклем. А, между тем, - форма напрямую, всегда зависит от содержания. Лимонов, к примеру, тоже вряд ли осознавал театральность происходящего – но политическая интуиция подсказывала ему, что ничего хорошего из этого не выйдет; да и вообще ничего не выйдет. А лидеры левых, не осознавая содержания болотного процесса, так и не смогли прийти к достойной форме участия в нём. Алексей Сахнин, бывший тогда одним из самых принципиальных апологетов необходимости этого участия, до сих пор уговаривает себя и других, что это было необходимо. Дескать, мы, по его мнению, заработали политический капитал, о нас узнали миллионы. Даже факт преследования активистов для Сахнина – положительное следствие принятых тогда решений.
          Но давайте попытаемся без эмоций, спокойно разобраться, что мы получили. Известность? Какая это известность? Что знают о нас люди? Что такое, в сознании миллионов (тех самых о каких говорит Сахнин), есть сегодня Левый Фронт? Революционная организация рабочего класса? Движение, борющееся за социальные права? Увы! Для тех, кто слышал о Левом Фронте, мы, в лучшем случае, левый фланг болотной оппозиции, оранжевые революционеры, прикрывшиеся красными флагами, желающие устроить в стране хаос на деньги Таргамадзе и Гос. Депа. Удальцов в сознании людей (опять же, тех кто слышал про такого) – гопник с неясным прошлым, затесавшийся между Немцовым и Навальным. Нет, есть, конечно, сочувствующие, есть сторонники – но я говорю не про них, а про обывателя. И ему, обывателю, теперь очень сложно объяснить, в чём разница между нами и либералами, если уж мы с ними – и на одной сцене и на одном митинге. Как мы, антикапиталисты и интернационалисты, могли оказаться в едином строю с националистами и либералами? Ему, простому человеку, этого не объяснить, у него есть своё объяснение: политика – дело грязное, все политики – политические проститутки, готовые пренебречь принципами ради сиюминутной выгоды. И тот самый общий строй для обывателя – отнюдь не свидетельство политической мудрости, не доказательство широты гражданского протеста, а вовсе наоборот: свидетельство политической беспринципности и идеологической волатильности политиков, готовых ради того, чтобы собрать массовку побольше, поднять любые флаги. Что толку от того, что о нас знают миллионы, если лишь единицы знают, чего мы хотим и за что боремся? В сознании обывателя мы – разрушители, не имеющие никакой позитивной программы, желающие уничтожить страну.
          Повторюсь: я не говорю, что это так. Я лишь говорю, что так считает обыватель, так полагает тот самый простой человек, интересы которого для нас (всех нас, политически ангажированных) – главный приоритет. Впрочем, в это он тоже не верит – а убеждён, что к власти мы рвёмся исключительно для того, чтобы воровать вместо Путина. А каждый, кто отказывается это признать – либо обманщик, либо обманутый. Люди, которые оказались в застенках – жертвы в первую очередь предавших их лидеров, заработавших (и зарабатывающих) на них политический капитал. Их (нас) просто подставили, кинули, и теперь с ними расправится всесильная система, которую всё равно не одолеть, и каждого, кто попытается - она сожрёт. Поэтому лучше сидеть и не высовываться, надеясь, что пронесёт, и карающая длань упадёт на кого-то другого.
          Вот что сегодня представляет собой наш политический капитал и наша репутация.
          Конечно, от этого обывателя можно отмахиваться красным флагом, обзывать его “агрессивно послушным большинством” и ”уралвагонзаводом”, обижаться, как подросток, на всеобщее непонимание, и так же нести внутри себя убеждение в собственной исключительности и праве на истину. Но это ни на шаг не приблизит нас к нашей цели. Так что задача, стоящая сегодня перед нами, отнюдь не в том, чтобы не “профукать” этот политический капитал – а в том, чтобы распрощаться с ним быстро и решительно, разорвать смысловую связку с либералами и болотной революцией и начать работу над ошибками.
          Помимо этого, надо учитывать, что есть и ещё один обыватель: пропитанный антикоммунистической пропагандой. Чтобы привлечь его на свою сторону – мало дистанцироваться от либералов. Как только он слышит про коммунистов, он делает вывод – мы не хотим работать и не умеем зарабатывать – поэтому завидуем тем, кто хочет и умеет. Мы – беспринципные фанатики, желающие погрузить только-только начавшую возрождаться страну в хаос гражданской войны. И вообще – мы управляли страной 70 лет, и ни к чему хорошему это не привело.
          Надо чётко понимать, что в борьбе за умы и сердца людей нам противостоит махина; её преступный характер отнюдь не делает всякого её противника – нашим сторонником. И нужны огромные усилия, причём правильно организованные, чтобы действительно ощутить за своими спинами поддержку народа. А что именно надо сделать для этого – предлагаю читателю подумать самостоятельно.