August 12th, 2014

Как социалисты должны ответить ополчению

Оригинал взят у krasnoetv_blog в Как социалисты должны ответить ополчению
Часть новороссийского ополчения уже не хочет быть игрушкой в руках местной и прокремлевской буржуазии. Она хочет драться за собственные, пролетарские по своей сути классовые интересы. Это выразилось в знаменитом «Обращении рядовых ополченцев к первым лицам ДНР и ЛНР» и в дополнении к нему.
Российские социалисты как выразители интересов трудящихся должны в первую очередь ответить на поставленные вопросы. И базовый ответ должен быть таков – как Советская власть защитила права трудящихся от фашизма во время Великой Отечественной войны, так защитит и сейчас. От добра добра не ищут. Пренебрегать подобным победным опытом бездарно. Но как прежний фашизм эволюционировал в современный бандеровско-североамериканский с течением лет, так и «сталинская» Советская власть должна развиться в соответствии с современными требованиями. И тогда победа трудовой Новороссии будет не только возможна, но и закономерна.
Но прежде чем перейти к делу, надо заранее снять одно возражение. Некоторые «критики» могут сказать – о какой Советской власти может идти речь, когда враг под Донецком?!.. Мол, такая ломка, даже допусти мы ее возможность, приведет только к сбою налаженного механизма сопротивления и подрыву устоявшегося морального духа. Но это неверно! Как раз если и далее действовать по сложившимся лекалам, то киевская хунта имеет возможность шаг за шагом обессилить сопротивление и победить. Поэтому, пока есть время и ресурсы для советской модернизации новороссийского сопротивления - это надо делать, и только тогда хунта потеряет все шансы на победу.
Collapse )

Откровения россииского омоновца. Дмитрий Флорин.

Оригинал взят у magelanin в Откровения россииского омоновца. Дмитрий Флорин.
Есть такая работа — Родину зачищать.
ngfh56.433

Когда я переводился в ОМОН в конце 90-х из строевого подразделения милиции, надежды были радужные. Хватит заниматься ерундой по гонению граждан в нетрезвом виде, пора заниматься серьезными вещами.

90% работы в милиции до ОМОН составляли поиск и «сдача» в райотдел «граждан, находящихся в нетрезвом состоянии». На них мы с закрытыми глазами составляли рапорта за «появление в пьяном виде в общественно месте» и за «мелкое хулиганство». Последнее отличалось от первого только припиской, что-де: «находясь в пьяном виде, громко выражался нецензурной бранью, мешал проходу граждан, на неоднократные требования сотрудников милиции прекратить свои хулиганские действия не реагировал».

Милиционер был и судьей, и прокурором, и адвокатом в одном лице на «мелком уровне». То есть мы сами решали — сдавать человека за ППВ (появление в пьяном виде) или по МХ (мелкое хулиганство). Отличие в статьях КОАП для гражданина были простым — за МХ человек, задержанный вечером, будет сидеть в райотделе до утра, а за ППВ — 2-3 часа.

За годы работы в милиции эти «филькины грамоты» изрядно поднадоели. Ведь все они, по большому счету, были незаконными. Трезвость граждан никто не устанавливал — на экспертизу, как ГАИ, не возили. Мелкое хулиганство инкриминировалось тоже со слов (рапорта) постовых.

Был план по задержанным. Невыполнение плана — кара от руководства: финансовая, в виде лишения премий, надбавок и 13-й зарплаты, а также дисциплинарная — проще говоря, остаешься без выходных и в отпуск если и пойдешь, то в самое «прекрасное время». В феврале, например.

С большим трудом переведясь в ОМОН, вздохнул — наконец-то начнем делать работу, ради которой я после армии и пошел в милицию, насмотревшись ужасов трансформации населения в середине 90-х. Особо обидно было за своих одноклассников, которые в школе еще были кем-то — учениками, а после моего прихода из армии в 97 году уже стали никем — бутылка водки на лавочке во дворе, пьянство, наркота, потом уголовка или смерть от передоза.

Поначалу в ОМОНе было весело и приятно. С операми ездили задерживать бандитов, было дело даже заложников освобождали в маленьком поселке за городом.

Да и отношение к ОМОНу было со стороны не как ко всей милиции. Это что-то другое. Такая «милицейская милиция». Которая работает, а не карманы у граждан рвет.

Все изменилось с началом второй чеченской войны. Как и на первой войне (которую я «пропустил» для милиции, находясь в армии), отряд стали вновь забрасывать на войну.
Collapse )

Битва за историю

Когда в беседе со знакомыми историками я утверждаю, что история — не наука, они, за некоторым исключением, начинают яростно спорить. Не буду отрицать, что данное утверждение носит в некоторой степени провокационный характер; однако это не отменяет самой его сути: история — не наука.

Теорией познания разработан ряд критериев, позволяющих относить то или иное знание к научному; возможно, наиболее детально и ответственно к этой работе подошёл русский философ Василий Розанов в своём труде «О понимании».

К примеру, научное знание обязано обладать полнотой. Речь в данном случае идёт не о том, что наука должна обладать всей информацией об объекте изучения, но о том, что все сферы существования этого объекта, всё его пространство экзистенции должно являться предметом деятельности науки. Далее, научному знанию следует быть непротиворечивым. В процессе накопления информации об объекте появление противоречий неизбежно, однако они разрешаются построением новых, более совершенных теорий, которые, принимая во внимание полученные данные, вбирая в себя имеющиеся достижения, преодолевают эти противоречия. Именно так по Гегелю развивается научное знание (тезис-антитезис-синтез). Не преодолев противоречия, наука не может двигаться дальше.

Очевидно, подобные критерии неприменимы к истории. Однако мне бы хотелось выделить ещё один, принципиально важный критерий научности знания, без которого оно вовсе не имеет смысла, а именно прогнозируемость. Данный критерий тесно связан с верифицируемостью, или проверяемостью знания. Действительно, астроном с уверенностью скажет, в каком месте на небосклоне будет находиться Сириус 25 сентября 2034 года; ботаник поведает о том, в какой день зацветут в будущем году ромашки, а химик расскажет, что произойдёт с куриным яйцом, если его положить в уксус. Более того, на основании анализа имеющихся данных можно с большой уверенностью предположить результат эксперимента, который никто никогда не производил: к примеру, зоолог вам точно расскажет, через какое время и от чего именно погибнет слон, если его высадить на Луну.
ДАЛЕЕ