October 18th, 2014

Либерасты скажут на это, что Пришвин всё сочинил по заказу энкаведе

Оригинал взят у remi_meisner в "Страна моя родная"
После обеда выехал в Москву. Попал в поезд, в курящее, смрад! Но тут же в этом смраде где-то чудесный хор поёт старинную русскую песню. И многих простых людей песня схватила за сердце, кто подтягивал тихонько, кто молчал, кто храпел, и так про себя, так потихоньку, что не только не мешал, а усиливал силу песни: выходило, что весь народ пел. Во время перерыва песни, перед загадом новой, один человек, чуть-чуть навеселе, сказал:
- Хорошо поёте, только старое всё: кто старое помянет, тому глаз вон.
Из хора ему ответили:
- А кто старое забудет — тому два глаза вон.
- Нехорошо говорите, - сказал человечек, - нужно бодрость вносить в новую жизнь, а вы вон что: старое воскрешаете, старое надо вон.
- А Пушкин? - раздался неведомый голос.
Сторонник нового на мгновение смутился, но скоро оправился:
- Пушкин — единичное явление. Пушкин мог тогда предвидеть наше время и тогда стоял за него. Он единственный.
- А Ломоносов?
- Тоже единственный.
- Нет, уже два, а вот Петра Первого тоже нельзя забыть — три.
И пошёл, и пошёл считать, чистая логика! В вагоне стало неловко: всем было ясно, что и Пушкин не один, и народную песню нельзя забывать. Но один человек поднял вопрос: и раз уж он поднял, то надо как-нибудь выходить из положения: не в логике же дело. Тогда хор запел «Страна моя родная». И все охотно стали подтягивать, песня всем была знакома.
Collapse )