June 15th, 2016

Почему я выхожу из "Левого Фронта"

Я вступил в Левый Фронт в 2007 году. До этого я долго присматривался, к кому присоединиться. В том числе, и к АКМ. Меня смущала только ярко выраженная «молодёжность» движения. Все сомнения развеялись, когда мой однокурсник сообщил, что Сергей Удальцов вырос из коротких штанишек АКМ и создаёт новую организацию.
Я связался с Сергеем и только по случайности не оказался на съезде того же года. Присоединился к организации через пару недель после съезда. В один из первых же дней был завинчен за участие в акции. Три десятка левофронтовцев вышли на брусчатку Красной Площади с требованием отставки правительства.
Помню, тогда состоялся диалог с полицейским, где я поинтересовался у него, что он будет делать, если выйдет не 30, а 300 или 3000 человек? Он сказал, что и тогда всех повинтят – сил хватит. Я заметил, что, рано или поздно, винтить запарятся. На что он ответил, что, когда запарятся – пойдут вместе с нами флагами махать.
2012-й показал, что не пойдут. Или запарились недостаточно. Хотя мы старались. Раз за разом мы выходили на АПД, привлекая внимание к организации. Несчётное количество  часов провели активисты организации в обезьянниках и «на сутках».
Эта стратегия дала результат: в период болотной революции Левый Фронт оказался наиболее отмобилизованным и мощным отрядом несистемной левой и по праву занял своё место на левом фланге протеста.
Увы, уже тогда мне стало очевидно, что мои товарищи, в массе совей, совершенно не готовы выстраивать разумную политическую стратегию организации, основанную на анализе ситуации и перспектив её развития, а предпочитают реактивное действие, чем обрекают организацию на роль, в лучшем случае, массовки, но не исторического субъекта. На памятном многими совещании в Фаланстере почти все участники говорили о том, что вот, наконец-то наши усилия увенчались успехом – но дальше этой констатации никто не шёл. Выйдя вдруг на свет после нескольких лет подземелья, руководство левых организаций закономерно проявило беспомощную слепоту. В будущее смотреть никто не желал; более того, сам разговор об этом вызывал у многих недоумение.
А, между тем, возможности для обострения ситуации были. Можно было, к примеру, потребовать с трибуны митинга на проспекте Сахарова освободить Удальцова, находящегося тогда «на сутках» по выдуманному обвинению. Можно было призвать участников к пикетированию Мосгорсуда, до тех пор, пока Сергея не отпустят. Удальцов рассчитывал на нас в этот момент. Но организаторы митинга, включая Сахнина, предательски вырезали из обращения Удальцова к участникам митинга слова о том, что они должны сделать всё возможное, чтобы добиться освобождения политзаключённых. Вырезали – потому, что посчитали эти слова – провокацией.
Затем был Праздник непослушания, после которого ряд отличившихся товарищей, включая вашего покорного слугу, оказались в застенках. Удальцов и Развозжаев пребывают там до сих пор, в тщетной надежде, что товарищи освободят их. Способен ли ЛФ сегодня на это? Вопрос риторический.
О возможных проблемах с законом я ещё один бывший член ЛФ Олег Прудников говорили с Удальцовым в конце 2012 года. На все опасения Сергей ответил в таком духе, что, дескать, когда посадят – тогда и будем думать. И это при том, что переговоры с различными спонсорами шли полным ходом, и вообще организация была на подъёме. Считаю, что Сергей проявил поразительную, если не сказать – преступную,  близорукость в этом моменте.
Collapse )

Комсорг

К вопросу о том, почему развалился СССР

Меня дружно избрали комсоргом... У меня мозги работают в этом плане быстро. Я говорил: «Ребята, сегодня у нас будет комсомольское собрание». Все хотят домой. Уже просидели 4 пары. 8 часов ты толчешься по этим коридорам, тебе хочется уже уйти, и вдруг встает комсорг, закрывает шваброй дверь и говорит: «Через мой труп. Нам надо сдавать отчеты. Мы будем заседать. Но есть альтернатива. Вот ведомости. Мы сдаем ведомости сегодня на котов…». Или, допустим: «Давайте на собачек будем собирать…». Я им клал ведомость, а потом уже думайте сами: «Давайте так: либо мы заседаем, либо мы все сдаем по 10 копеек и поехали по домам. В ведомости расписываемся…». Ведомость спокойно шла в мусорное ведро, а у меня было — 25 человек нас было, 24 человека сдавали по 10 копеек; никого этого сильно не напрягало – у меня было 2.40 при кружке пива стоимость в 22 копейки... Да, самой чистой воды, чистейшей воды мошенничество, какое только можно придумать. Но 2.40 — у меня. Ну, был душа компании, я мог напоить трех своих друзей. У нас водка стоила меньше.

Ура, упыри напились и больше не будут пить нашу кровь

Ручной зерг диванного испанского маршала с восторженным визгом сообщает об успешном окончании распила 186 ярдов бюджетных рублей и предлагает поздравить его с этим.
Поздравляю.
Интересно почитать комменты - не один я обратил внимание на то, что участники "воровской коррупционной вакханалии" могут, немного отдохнув, свободно приступать к освоению новых рубежей. Государство со всей своей правоохранительной системой и гражданским обществом, старательно имитируемым ОНФ, совершенно не планируют препятствовать им в этом.
Думаю, вершиниский зерг вряд ли ответит комментаторам)))