Валерий Дмитрук (daemon77) wrote,
Валерий Дмитрук
daemon77

Александр Фролов: "Долой поджигателей войны!"

Поговорим о том, что представляет собой охвативший ныне широкие слои населения «патриотический» подъем запутинского розлива и чем он чреват для нашего отечества.
Для начала предлагаю ознакомиться с отрывком из беседы в эфире «Главрадио онлайн» двух господ. Первый господин – хорошо известный ведущий Первого телеканала и вице-президент Роснефти по пиару Михаил Леонтьев. Второй господин – менее известный Михаил Юрьев, крупный бизнесмен. Чуть не стал министром в правительстве Гайдара. Был депутатом и заместителем председателя Государственной думы от «Яблока». Позже перековался в патриота и опубликовал две книжки про Россию как «крепость» и как «третью империю». Ныне перевел весь свой бизнес в США и живет на два дома в Америке и России. Свой выбор объясняет так: «Да, я все ликвидировал у нас. Я патриот своей страны, мне дорога наша страна, мне нравится здесь жить, но деньги здесь делать неудобно».
Беседуют господа о том, как противостоять западным экономическим санкциям.
Леонтьев. Безусловно, основополагающим элементом современной российской политики, поскольку нам нужен выигрыш во времени и нам нужно противостоять вот этой политике удушения, это постоянно поддерживать, так сказать, тонус в американском политическом организме, давая им понять, что Россия, безусловно, будучи загнана в угол, переведет стрелки на то поле, на котором мы имеем паритет. Вот и всё. Поэтому если вы так, ребята, вы на чего намекаете, короче, да? Вы чего хотите? Вы нам говорите, что вы в финансах слабее, в гражданских технологиях слабее и отстали, но при этом у нас есть ядерный паритет. Мы проигрываем в шашки, в бильярд, в водное поло, да, но зато у нас совершенно равное, условно говоря, в городках. Вы хотите, значит, в городки с нами сыграть? Вы нам не оставляете никакой другой… вы что, хотите, чтобы мы просто повесились? Этот номер не пройдет, да. Потому что…
Юрьев. Дайте я переведу то, что говорит Миша, на совсем прямой язык. Всегда можно неофициально, по тайным каналам сказать: мы ведь можем нанести ядерный удар по вам необязательно в ответ на ваш ядерный удар, а в равной степени в ответ на финансовое удушение.
Леонтьев. «По ошибке»…
Юрьев. Почему? Я говорю не про публичную речь. В тайной дипломатии не нужно экивоков делать, никакой не по ошибке, а…
Леонтьев. Понятно, понятно… Если у тебя есть козырь, который страна получила благодаря неимоверным усилиям и сохранила его благодаря чуду и еще неимоверным усилиям, то не пользоваться этим козырем просто очевидно глупо. Поэтому прекращение финансовой войны может быть достигнуто путем прямого запугивания. Прямого!
Юрьев. Да, но единственное, что тут нужно понимать, очень важный момент. Вот, люди, которые имели опыт в криминальных разборках 1990-х годов, они знают один простой принцип: пистолет ты достаешь в одном единственном случае – если ты готов в любой момент из него выстрелить. В противном случае тебе же хуже будет.
Леонтьев. Это очень важно.
Юрьев. Это очень важно, и мне кажется, что… Мы все знаем, и это медицинский факт, что американцы сомневаются сейчас, а хватит ли у нас сил, кишка не тонка ли будет… Ведь это же – на ничью пойти, ведь это же не выигрыш для нас, сведение к ничьей… хватит ли духу на это. Заметьте, сомневаются – это большой прогресс, 20 лет они не сомневались, что не хватит. Вообще никаких сомнений не было. Сейчас есть сомнения. Поэтому когда Миша говорит о политике запугивания, понятно, что непременным, если мы хотим, чтобы она возымела какой-либо эффект, а мы безусловно все этого хотим…
Леонтьев. Должна быть четкая уверенность!
Юрьев. …то придется – это прогноз, который имеет все шансы сбыться, – придется в паре мест в мире показать зубы. Не только показать решимость в отстаивании дипломатических интересов, как в Сирии, это тоже было важно, а впрямую показать военные зубы, пусть не атомные. И речь идет не про большую войну. И не для того чтобы показать, что у нас (неразборчиво), а для того, чтобы показать, что у нас духу достаточно. Скорее всего, так и будет.
Тут и никакой западной пропаганды не нужно, чтобы слепить из России образ врага, – наши пропагандисты сами с этим успешно справляются. Возникает даже подозрение: а не работают ли оба Михаила на Госдеп? Они наболтали на несколько статей Уголовного кодекса РФ. Кроме известной 282-й «экстремистской» статьи, налицо еще часть 2-я статьи 354-й (публичные призывы к развязыванию агрессивной войны, совершенные с использованием средств массовой информации). Максимальная сан­к­ция – лишение свободы на срок до пяти лет. Только вряд ли наши следственные органы обратят внимание на столь явные правонарушения.
Да и мы обратим внимание не на юридическую, а на экономическую и политическую сторону беседы. На первый взгляд это безответственная кухонная болтовня подвыпивших обывателей. Однако, учитывая их статус и многолетний политический опыт, отнесемся к сказанному серьезно. Насчет Юрьева трудно судить, но Леонтьев безумствует в прямых эфирах не от своего личного имени, а от лица крупнейшей государственно-олигархической структуры, будучи ее вице-президентом. Но дело даже не в статусе, а в том, что их умозаключения логически совершенно безупречны и полностью укладываются в классическую марксистскую формулу: политика есть концентрированное выражение экономики, а война есть продолжение политики иными, насильственными, средствами. С этой стороны беседа этих господ есть хорошая иллюстрация к вопросу о том, откуда растут ноги у империалистических войн. Все просто: не в силах противостоять в экономической конкуренции одному государству, другое государство хочет разрешить эту проблему военными средствами.
Вдумаемся в употребляемое собеседниками выражение «финансовое удушение». Конкретно оно означает прекращение кредитования западными банками российских олигархических структур и в первую очередь – «силовых» олигархов, возглавляющих псевдогосударственные монополии типа Роснефти. Леонтьеву, как официальному представителю этой компании, хорошо известно, что долгов у нее перед западными банками на 44 миллиарда долларов, а отдавать не из чего. До санкций можно было перекредитоваться в тех же банках, а теперь нельзя. Искать кредиты внутри России безнадежно, потому что «все уже украдено до нас». Могучая Юго-Восточная Азия во главе с Китаем давать взаймы тоже не торопится. Остается требовать денег из Фонда национального благосостояния. Но ведь Роснефть не одна такая. Кроме нее на помощь из ФНБ претендуют и РЖД, и Новатэк, и Лукойл, и ВТБ, Внешэкономбанк, и Россельхозбанк, и много кто еще. А в фонде сегодня осталось что-то около 70 млрд долларов. Общая сумма требований намного превышает эту цифру, поэтому неизбежна внутренняя олигархическая грызня, подрывающая «вековые устои» нынешнего Российского государства. А виноваты во всем, оказывается, американские империалисты.
Так, министр иностранных дел Лавров жаловался на ассамблее общественной организации «Совет по внешней и оборонной политике», что раньше «наши западные партнеры» применяли санкции (против КНДР, Ирана и т.п.) так, чтобы они выборочно и прицельно задевали только «элиту», не нанося вреда социальной сфере и экономике. А теперь, мол, они открыто говорят, что санкции против России надо ввести такие, чтобы они разрушали экономику и поднимали народные протесты. Поэтому Запад хочет не изменить политику российского режима, а хочет сменить сам режим.
У меня встречный вопрос: а где сегодня проходит грань между «элитой» и «экономикой»? Нет такой грани. Интересы «элитария» Сечина и есть интересы российской экономики. Невозможно давить лично на Сечина, не давя на экономику. Вы сами, господа олигархи, провозгласили «государство – это мы!», или, как выразился зам­главы президентской администрации Володин, «есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России».
Сигнал Запада нашим олигархам абсолютно прозрачен: «хотите дешевых кредитов – уберите Путина!». Можно гневно протестовать, доказывая, что санкции вводятся за то, что Путин делает доброе дело борьбы с фашизмом на Украине и собирания земель. Но это не так. Украинский кризис – не причина санкций, а только случайный, вовремя подвернувшийся под руку предлог. Не было бы его, нашли бы другой. Настоящая причина – стремление олигархов свергнуть бонапартистский режим и окоротить силовую бюрократию, чтобы она этот урок до новых веников не забыла. Это экономическая необходимость. А против экономической необходимости, как и против лома, нет приема. Кроме другого лома. Таким другим ломом и является, по мысли Леонтьева и Юрьева, ядерное оружие. И плевать им на то, что Военная доктрина Российской Федерации, утвержденная Указом президента РФ Медведева № 146 5 февраля 2010 года, гласит: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства». Если существование государства как комитета по надзору за делами российских олигархов действительно поставлено под угрозу, то для его спасения хороши все средства, включая ядерный шантаж. Это уже не «ответный сокрушительный удар» Хрущёва. Это уже по Маяковскому: «Отдайте сумку, гражданка-тетенька, а то укушу, а то заражу».
Несмотря на проливной золотой дождь нефтедолларов, наши государственные олигархи не могут существовать без дешевых западных кредитов. Они и живы-то только милостью западного капитала. За четверть века сооружена уродливая модель «капитализма без собственного капитала». В российской экономике обращаются преимущественно западные заемные деньги. Без них российские олигархи, особенно государственные, – никто и звать их никак. Они вскормлены и вспоены западным капиталом. И как только их приток приостановлен, их требуют, буквально приставив нож к горлу. Давайте дешевые кредиты, иначе нанесем ядерный удар!
Это даже не зависимость заемщика от кредитора. Ситуация становится все более и более похожей на зависимость наркомана от наркодилера. Обычно наркодилер сначала предлагает потенциальной жертве попробовать наркотик бесплатно. Так и мы получали кредиты под 3–5% годовых. А дальше постепенно затягивается долговая петля, в которую сами добровольно залезли. И рано или поздно наступает неизбежный момент, когда в поисках средств на очередную дозу наркоман способен зарезать кого угодно, в том числе и самого торговца наркотиками. Но прежде чем это произойдет, он ограбит домочадцев и вынесет все из дома. Собственный дом разграблен и разорен. Остается одно – в слепом бешенстве напасть на наркодилера.
Разумеется, наркоторговец – мерзавец. Но это не значит, что наркоман только невинная жертва. И самое опасное – это солидарность домочадцев с ограбившим их «отцом семейства». Насколько типичны такие настроения? Одобряют ли, точнее говоря, готовы ли граждане нанести превентивный ядерный удар по тем, кто отказывает российским олигархам в дешевых кредитах? Прямых репрезентативных социологических опросов на этот счет не имеется. Но косвенно, судя по многочисленным постам в блогосфере, одобряют. Всем памятно сделанное еще в марте и вызвавшее всплеск энтузиазма заявление главного кремлевского пропагандиста Д. Киселёва о том, что «Россия – единственная в мире страна, которая способна превратить США в радиоактивный пепел». Но то, что в марте казалось лишь фигурой речи, становится сегодня все более угрожающей реальностью.
Можно было бы еще понять, если бы ядерный щит предлагалось использовать для смены курса, для реального левого поворота, невозможного без раскулачивания олигархов. Но его ведь предлагают использовать для возвращения статус-кво, для вымогательства, в качестве орудия шантажа и защиты олигархических интересов.
Повторю, рассуждения Леонтьева и Юрьева логически безупречны. Только они не продумали логику до конца. А она в том, что коридор политических возможностей сузился до предела. Дилемма такова: либо свергнуть бонапартистский режим, либо нанести ядерный удар в его защиту. Поскольку бонапартизм есть лавирование бюрократии между буржуазией и наемными работниками, свергнуть его могут, в принципе, оба класса. Сегодня на свержение более нацелена буржуазия, а наемные работники почти поголовно охвачены «патриотической» эйфорией и бессознательной доверчивостью к правящему режиму, не понимая, КТО именно втягивает Россию в третью мировую, ядерную войну. Борьба с такого рода бессознательной доверчивостью составляла главный предмет забот Ленина с февраля по октябрь 1917 года. Если современные коммунисты хотят остаться на высоте своих задач, им нужно заботиться о том же самом, о борьбе с социал-шовинизмом.
Каков же вывод? Он сформулирован в заключительных словах речи Сталина на XIX съезде КПСС: «Долой поджигателей войны!»

по наводке knyazev_v
Tags: СМИ, война, капитализм, мудаки, патриотизм, преступление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments