Валерий Дмитрук (daemon77) wrote,
Валерий Дмитрук
daemon77

Духовные скрепы: истоки

Оригинал взят у migsssr в Пгавославные ценности? Не, не слышал - 3. Инквизиция.

Ах ты сомневаться, сцуко?!!!!


Есть у нас еще неразумные граждане отчаянно наяривающие на верящие в то что мол "православие - единственная де ценность российскага народа (тот что проебал свое будущее, променяв страну победившего социализма на пачку гандонов) и его единственная духовная скрепа, гарантирующая нам победу над "бездуховным Западом".
Что и говорить, феерические долбоебы подменяют цивилизационный код русского народа какой то парашей, которую они называют "истинной верой".
Давайте посмотрим, как соблюдались "пгавославные ценности" в ключе "не убий" и "подставь левую щеку" в России, которую они проебали. Начнем с инакомыслящих, ну таких как я, например, тех кто не очень верит в Сборник Жидовских Сказок, который обязан лежать в прикроватной тумбочке  для предсонной дрочки и возле унитаза у каждого труЪ православного.
Как наказывали тех кто был против? И наказывали ли вообще?

Оскорбления духовенства в России (которую они проебали потеряли) во время богослужения каралось “Торговой казнью”:
“А будет кто во время святыя литургии и в иное церковное пение, вшед в церковь божию, учнёт говорить непристойные речи патриарху, или митрополиту, или архиепикопу, или архимандриту, или игумену, или любому священническому чину… и сыщется про то пряма, к тому безчинщику учинить торговую казнь”( Соборное Уложение Царя Алексея Михайловича 1649 года)

Торговая казнь заключалась в том, что осуждённого забивали кнутом “на торгу”- на рынке или площади. По словам Адама Олеария, посетившего Москву в 17-м веке, “После наказания кнутом, на спинах преступников остаётся если собрать всю, целой кожи не больше как на палец в ширину, и тогда эти несчастные более походят на скотину с которой ободрали шкуру, чем на людей”. Торговая казнь, это было садистское чисто русское узаконенное убийство, только без прямого указания на слово “смертиная”. Для забывших напомню, что слово “Казнь” означало понятие – Наказание, и казнь “смертная”, уже казнь в нашем современном понимании. Тут прямая аналогия с лицемерным обозначением убивства в католическо-инквизиторской системе. “Наказать без пролития крови”, в переводе с ЭСЭСовского,- сжечь живьём.(Адам Олеарий – “Описание путешествия в Московию, в Персию и обратно” Спб.1906 г)

Смертной казнью карали также за обращение православных в “бусурманскую” веру (это от ислама до буддизма и Вуду). Закон требовал и обращённого и того кто этому способствовал “Жечь огнём без всекого милосердия” (Соб\указ.)
В 18 веке, за преступления против веры карали не менее сурово, но с поправкой на моду. Людей забивали шпицрутенами. Кстати, казнь применялась ко всем лицам от семи лет от роду. Кстати, в том же 18 веке, перед казнью за богохульство, раскалёным прутом прожигали язык, который как вы понимаете вытягивали щипцами если надо клиньями с молотка радвигая челюсти с остатками зубов.
В конце 18 века, Катерина намбер ТУ, наконец то догадалась, освободить от телесных наказаний дворян, почётных граждан, и купцов первых и вторых гильдей. В 19 веке, при Николае № 1, прозванном “Палкиным” был издан “Свод Законов Российской Империи” (в 1835 и 1842 годах)
За преступления против веры, кроме обычной тюрьмы и ссылки в монастырь, публичные наказания кнутом (вы о нём уже читали). и плетьми. Но теперь, к тем кого освободили от телесных наказаний были попы. В 1845 году издано “Уложение о наказаниях уголовных и исправительных” по которому телесные наказания полагались за “преступления против веры”.

Потом стали помяхше смотреть на вопросы и с людьми поступать "поширше".

Ссылка в Соловецкий монастырь практиковалась с половины XVI в., с царствования Иоанна Грозного. Тюрьмы монастыря были переполнены заключенными до XX века и не всегда могли вместить всех узников.

(Библиотека Соловецкого монастыря в 16 в. В кн.Археограграфический ежегодник 1970 г.М.1971.Билинец, С. Тьма и её слуги.К.1960.Вереш С.В.Со-ловки.”История СССР” М.1967. Иванов.А.И.Соловецкая монастырская тюрьма.

В Архивах монастыря хранится и инструкция обращения с колодниками, посланными в монастырскую тюрьму. Эта инструкция была сообщена обер-прокурором Синода, князем Вяземским, кроме архимандрита, также и Суздальскому воеводе, который, с своей стороны, должен был следить за применением ее.
Она сравнительно велика и поэтому мы приведем ее содержание.
Здесь рекомендовалось "содержать оных безумных в отведенных от архимандрита порожних двух или трех покоях. Иметь за ними присмотр такой, чтобы они себе и другим не могли учинить какого вреда, чего ради такого орудия, чем можно вред учинить, отнюдь бы при них не было, так и писать им не давать".
В инструкции предусмотрено и такое обстоятельство, что заключенные не будут послушны; "буде же который из них стал сумасбродничать, то в таком случае посадить такого одного в покой, не давая ему некоторое время пищи, а как усмирится, тогда можно свести попрежнему с другими. Кои же смирны и сумасбродство не делают, таких пускать для слушания божественного чтения в церковь, однако, под присмотром же караульных..., смотреть за ними, чтобы они с посторонними не вступали в непристойные разговоры, также не ушли бы из монастыря... буде же, который из них стал произносить что важно... то оного не слушать, а только что произносить будет, рапортовать воеводе".
Вскоре после этого в Спасо-Ефимиевом монастыре стало устраиваться специальное "арестантское отделение" или тюрьма. Целый сектор монастыря, где помещалась эта тюрьма, был отделен особой массивной стеной и получил название "крепости".

Опять надо вспомнить нечто. Если уж вас определили в монастырь, то есть на смерть, то, наверно из гуманистических соображений вас надо было сломать. Человека пытали, как правило дожидаясь того момента, когда человек или превращался в ничего не соображающее, помешанное от нечеловеческого страдания и жуткого страха полу-животное, или человек с воем умолял убить его, забить насмерть.. Но кто ушлый, орать-то будет с первого гвоздя под ногтём, и заплечные умельцы отсчёт “покаяния” вели от количества полной потери сознания.

Я процитирую относительно спокойную рекомендацию о пытке, которая в числе других приведена в Общероссийской инструкции под названием “Обряд како обвиняемый пытается”.
Как говорил поручик Ржевский: “Обратите внимание на стиль господа. “Наложа на голову верёвку, и просунув кляп (деревянный или железный стержень), вертят им так, что оный (пытаемый) изумлённым бывает; потом привязав голову в неподвижность постригают на голове волос до тела, и на то место льют долгое время холодную воду только почти по капле, от чего он также в изумление приходит”.
Если оставить за кадром стиль слащавого садизма, то последний способ, говорит, что китайский метод пытки и казни через “каплю воды”, в России был известен давно, что показывает то, что богата талантами Земля Русская!

Крепость была великолепна изолирована от мира, крепко запиралась, вход в единственные ворота оберегался часовыми. Без разрешения главного тюремщика, — Отца Архимандрита, никто не мог перешагнуть эту страшную тюрьму, где гнили и медленно умирали те, кого официальные бумаги третировали "сумасбродами", безумными, "поврежденными в уме" и т. д. Протестовать против сложившегося религиозного и политического порядка могли, по терминологии того времени, только "сумасброды и безумные".

Условия заточения мало изменялись. В 70-х годах XIX в. епископ Владимирской пустыни пишет архимандриту Спасо-Евфимиевского монастыря Амвросию о заключенных туда старообрядческих архиереях Аркадии и Алимпии: 1) по доставлении к вам через гражданское начальство означенных лиц, — заключить их при арестантском отделении в особые для каждого помещения... 2) иметь строжайший надзор, с прекращением им всякой возможности сношения между собою и с раскольниками и вообще с кем-либо из посторонних лиц, и с принятием со стороны вашей всех мер духовного вразумления к рассеянию их заблуждений и к склонению их к открытию всего им известного касательно заграничных лже-кафедр и сношений с нашими раскольниками, 3) о пос-ледствиях вашего вразумления и надзора — доносить мне по прошествии каждого месяца; 4) имен их и мнимых званий не объявлять, а писать в бумагах арестантами под №№ 1 и 2...".

В монастырское заключение арестанты присылались с "благонадежными жандармами" или под конвоем полицейских или по этапу.

Чтобы иметь представление о строгости, соблюдаемой во время пути, посмотрим инструкцию 1863 г. Пермского губернатора жандармскому штабс-капитану Латухину, сопровождавшему старообрядческого епископа Геннадия: "1) во время пути неотлучно находиться при арестанте в полном вооружении, не позволяя ему ни с кем разговаривать, 2) вы должны иметь осторожность, чтобы арестант не нанес себе вреда и не бросился бы на имеющееся у вас оружие, 3) квартир нигде не нанимать, а требовать от местных начальников и останавливаться для отдыха в тех местах, где есть воинские команды и просить караул... и, наконец, 6) предваряю вас, что неустройство во время пути, а тем более упуск арестанта подвергнут вас строжайшей ответственности". Режим монастырских тюрем в начале XX в. мало изменился. По доставлении арестанта обыскивали, отбирая все вещи, не давая ему даже евангелия, потом его запирали в одиночную камеру с такими толстыми стенами, что их не прогревало солнце даже летом. В камере одно окно с массивной решеткой, окно выходит к крепостной стене, окружающей тюрьму на расстоянии двух саженей от последней. Камеры всегда на замке; только раз открываются двери для принятия или выноса параши.(Срали и ссали ребятки в тот период в специальную бочку) Через "глазок" часовой наблюдает заключенного, "не давая ему молиться". Команда в тюрьме сменялась ежегодно, так как боялись "вредного влияния". В Соловецкой тюрьме условия заточения ухудшались состоянием климата. Постоянные туманы, холодное нелюдимое море, отрезывавшее обитателей в течение большой части года от всего мира до первого весеннего парохода — все это добивало заключен-ных...


По сравнению с выдуманным Хрущёвым "Красным террором" статистики умерших в монастырских тюрьмах нет. Нет данных о количестве запытанных, убитых. То, что мы сейчас знаем, что случайные записки людей конца XIX в., которые описывали не обобщая, свои впечатления, да случайные обрывки из переписки чиновников от Церкви. Если же допустить, что в сотнях монас-тырей столетиями сидели люди и никто не знал, кто это и сколько, то число это будет огромным. Т.е. за сотни лет Русская Православная Церковь просто кастрировала интеллектуальный потенциал России. Да и оставался ли он к XX веку?..

А.Купцов
Tags: РПЦ, история, хруст французской булки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments