?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Некрологист

3.
Как именно будет проходить его служение, будущий паладин Смерти себе пока не представлял. Для начала мальчик решил поближе познакомиться со своим Властелином. Всякий раз, когда мама отправлялась на кладбище, он обязательно увязывался за ней. Мама удивлялась - но полагала, что им движет любовь к дедушке. Другие дети на кладбище или баловались, за что получали нагоняи от взрослых, или явно скучали. Артём же спокойно прогуливался вдоль могил, изредка останавливаясь у некоторых. Какую-либо систему в этих остановках увидеть было сложно; это могли быть старые и новые могилы, с покойниками любого возраста и положения.
На самом деле мальчик читал эпитафии на надгробных камнях. В некоторых ему слышалась настоящая грусть по умершему - очевидно, что тому, кто оставлял эту надпись, было свойственно любить не умершего, а свою любовь к нему, и утешаться своими печальными мыслями. Это было очень похоже на маму. В иных - зримо и отчётливо был виден образ покойника. Здесь явно прослеживалось истинное чувство, за которым был настоящий человек, о котором говорил папа - и Артёму хотелось стать человеком, о котором будут писать именно так. В большинстве случаев же эти строчки были мертвы - много мертвее того, кто лежал под камнем.  Это вызывало у Артёма внутренний протест. Ему виделось в этом какое-то предательство, какое-то пренебрежение (слово «халатность» Артём тогда ещё не знал). Причём даже не к покойнику, а к самому Смерти. Но, в любом случае, твёрдо решил мальчик, если это будет хоть в малейшей степени зависеть от него - он не допустит подобного безответственного отношения.
На излёте 80-х родители смогли «выбить» для сына путёвку на море, в пионерский лагерь «Орлёнок». Артём чувствовал себя совсем взрослым - как-никак, ему было почти 12 лет. В лагере Артём познакомился с «детским фольклором». Все эти ужасные истории про чёрную руку и красное платье показались ему забавными. Отдельным удовольствием было наблюдать, как пугаются девчонки, когда слушают нечто подобное. Артём научился хорошо рассказывать «страшные сказки» - на разные голоса, с интонациями - и, сам того не замечая, придумал несколько новых.
Однажды он рассказывал историю про девочку, которая заблудилась на кладбище. Артём подробно описывал холод могильных камней, свет луны, уханье сов в темноте. В какой-то момент тихое оханье девчонок прервал насмешливый голос. Голос спросил Артёма, как он может описывать то, чего не видел никогда? А что в этом такого, ответил Артём. Любой может пойти на кладбище и увидеть, что так оно и есть. Тогда парень, которому принадлежал голос, сказал, что никто не сможет сделать этого; да и самому Артёму будет «слабо» ночью пойти на кладбище. На что Артём ответил, что ничего не слабо - и он готов это доказать в любой момент.
Следующим вечером Артём покидал в рюкзак одеяло, фонарик, предусмотрительно набранные в столовой булочки, и удрал из лагеря, направившись в посёлок неподалёку. Там он быстро выяснил, где находится кладбище, и запросто проник туда, прошмыгнув мимо сторожа. Мальчик допоздна бродил среди могил, читая эпитафии. Он старался пользоваться фонариком очень аккуратно; но смотритель кладбища всё равно заметил свет и окликнул его. Артём, впрочем, не стал отвечать.
Игорю Сергеевичу за долгие годы службы попадались пионеры; но они всегда ходили группами, разговаривали громким шёпотом, прерывавшимся девчачьими визгами. В зависимости от настроения, он порой вообще делал вид, что ничего не замечает, но мог и «подыграть» детям, изобразив покойника (особенно, если был нетрезв). В этом же случае было совершенно тихо. Смотритель не решил до конца, что же это было - приведение, или ему просто причудилось с пьяных глаз - и отправился спать.
Приведения на кладбище встречались чаще: вот и Артём увидел одно; уже под утро, когда расстелил одеяло и собрался спать. Приведение было вполне себе обычным - ну, какими всегда бывают приведения. Оно проплыло мимо него в паре метров и растаяло в воздухе. Арём решил, что это, вероятно, приведение человека, на могиле которого он устроился. Судя по эпитафии, это был хороший человек - а, значит, бояться было нечего. Поначалу Артём собрался рассказать ребятам о приведении; но потом вдруг решил никому и никогда об этом не говорить. (К слову, тайну Артём хранил достаточно долго - пока не высыпал всё по пьяни своему собутыльнику на втором курсе).
Утром, во время обхода кладбища, мальчишку увидел смотритель. Он без церемоний больно схватил Артёма за ухо и резко поднял. Игорь Сергеевич был разумным человеком, поэтому не стал задавать глупых вопросов, а просто резко бросил пионеру: пошли. Они дошли до сторожки, откуда-то из закутка смотритель вывел мотоцикл и велел Артёму забираться в коляску. На выходе смотритель сказал бабке с цветами, что скоро будет, и повёз Артёма в лагерь.
Исчезновение Артёма в лагере уже заметили, но всерьёз искать ещё не начали. Директор приказала запереть мальчишку в карантине медпункта, и отправила телеграмму родителям. Артёма, в сущности, не выслали сразу домой только потому, что никто не мог приехать за ним; родителей дома не было - они также уехали отдыхать, и сами выходили на связь. К моменту, когда родители позвонили в лагерь, директор уже остыла, и Артём, дав категорическое обещание вести себя так, как подобает советскому пионеру, вернулся к остальным детям.
К этому моменту уже весь лагерь знал о том, что он провёл ночь на кладбище. Его авторитет среди детей возрос неимоверно. Так Артём понял, что его решение служить Смерти - правильное, и что его служба благосклонно принята Властелином.

Profile

daemon77
Валерий Дмитрук

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars