?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Некрологист

14.
Артём стал частым гостем в доме профессора. Тот неизменно угощал гостя отличным коньяком, и они долго беседовали. Старик оказался очень занимательным. Оказалось, что ему действительно было почти сто лет.
Родился будущий профессор в 1896 году, в 1914 окончил гимназию и поступил в Московский университет. Однако учился там недолго: был отчислен со второго курса за революционную деятельность в начале 1916 года. Ушёл на фронт. Февральскую революцию встретил в госпитале, в Тамбове. Выздоровел к маю, и должен был отправляться обратно на фронт – но не сложилось. Сначала загулял с сестрой милосердия, а потом, когда понял, что его эшелон отправился без него – уехал с оказией в Москву, искать студенческих товарищей. Большевистскую революцию встретил с восторгом, вступил в Красную Армию и отправился в Среднюю Азию, устанавливать Советскую власть. Был ранен в бою с басмачами, и на этом военную карьеру пришлось закончить. Однако обратно Владислав решил не возвращаться; остался в Ташкенте. В двадцатых годах был на партийной работе, попутно изучая арабский и фарси, а затем – стал преподавателем в недавно основанном Туркестанском университете..
Вообще, загадочная Азия манила Владислава с юных лет. Он давно решил стать востоковедом, и никакая революция не могла помешать его планам. К восточным языкам добавил, разумеется, английский и немецкий, чтобы читать европейских востоковедов, которых не было в русском переводе. К началу сороковых молодой амбициозный учёный уже сделал себе имя – и «правильная», революционная, биография только способствовала этому. Во время войны работал в разведке, занимался аналитикой, участвовал в подготовке Тегеранской конференции. После войны вернулся в свою «альма-матер» - в МГУ. Стал одним из крупнейших в Союзе специалистов по арабской и персидской философии, написал множество книг – в общем, был учёным мирового уровня.
Перестройка несколько подкосила его; западные университеты звали к себе – но профессор был убеждённым патриотом, и наотрез отказался уезжать куда-либо. С новой властью общего языка не нашёл, и из МГУ пришлось уйти. Благо, громкое имя открывало профессору дорогу в любой ВУЗ страны, и он выбрал медицинский, где они и встретились с Артёмом.
Предупредительность профессора, порой как будто избыточная, поначалу настораживала Артёма. Если бы не почтенный возраст, он бы и вовсе решил, что профессор – из тех, «которые которых», как остроумно выразился сатирик. Но, поразмыслив, он понял, что это не так. Скорее, старый учёный относился к нему, как к сыну, или внуку. Своих детей у профессора, увы, не было: женщины прошли по его жизни легко и не оставили следа.
Судьба близких родственников также сложилась невесело. Старший брат категорически не принял революцию и ушёл воевать за белых. Последнюю весточку от брата профессор получил из Крыма, где тот сражался под началом Врангеля. Сложил ли он там голову или оказался в числе покинувших Родину, осталось неизвестно. Была ещё младшая сестра; она с мужем погибла в блокадном Ленинграде. Правда, они сумели вывезти детей, и войну Костя и Лида пережили на Урале – так что у профессора были племянники.  После войны Владислав Викторович забрал племянников из эвакуации, и они жили вместе, в пятикомнатной квартире, которую дали профессору. В конце 60-х квартиру разменяли. Племянникам досталось по «однушке» в новой «хрущёвке», а Владиславу Викторовичу – маленькая «двушка», в которой он и жил по сей день – и которая из-за книг казалась ещё меньше, чем была на самом деле.
Профессора теснота не напрягала – долгое время книги были единственными его друзьями. Как он сам говорил, возможно, только они и держали его на свете. С родственниками они встречались редко, да и не нужны были им книги – разве что, для продажи. Артём посоветовал завещать книги библиотеке МГУ. Идея понравилась старику; он даже удивился, как это раньше не приходило ему в голову. У него просто гора с плеч упала – теперь можно помирать спокойно.
Каждое появление своего нового знакомого профессор встречал с радостью, которую ему почти удавалось скрывать. Впрочем, это были странные встречи и странные разговоры; старик много и охотно рассказывал - и, при этом, как будто ждал откровенности в ответ. Но Артём молчал – и только слушал.

Profile

daemon77
Валерий Дмитрук

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars