?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Некрологист

18.
Море, солнце, улыбки и радость - «Орлёнок» во сне был таким же, каким его помнил Артём. Правда, сам он во сне был взрослым; он совершенно чётко осознавал, что он не в детстве - а что вернулся зачем-то в лагерь. Пионеры занимались своими делами, не обращая внимания на него. Он обошёл весь лагерь в поисках чего-то, но не мог найти. Что именно он ищет, Артём не знал; однако он был уверен, что поймёт, что это, когда найдёт. Когда он пытался задуматься и сосредоточится на искомом, всё уплывало, и он не мог вспомнить, где уже искал, а где - нет, из-за этого поиски всё никак не заканчивались. В конце концов Артём устал от поисков, и решил уехать из лагеря - но, оказалось, что он не помнит, где выход. Пойдя по одной из дорожек, он вышел на полянку; там стояла лавочка, на которой сидела смутно знакомая фигура. Это был старый профессор. Он улыбнулся Артёму и сказал: не там вы ищете, молодой человек. Близко - но не там. А где нужно, спросил Артём. Профессор показал куда-то рукой, Артём повернулся в этом направлении (там были сплошные кусты), затем - обратно, но профессора уже не было.
Сон был странный. Но Артём знал, что это не просто игра разума. Нужно было ехать в «Орлёнок» - сомнений не было. Он позавтракал, покидал вещи в рюкзак, оставил маме записку на столе, что уедет на несколько дней, и отправился на вокзал.

Приехав в Краснодар, Артём снял номер в гостинице, бросил там свои вещи, и поехал в «Орлёнок». В лагере изменилось немногое. Разве что тот теперь был не «пионерским», а просто «детским», ну и выглядел менее ухожено. Дети, которые теперь не были пионерами, слонялись по лагерю, занимаясь кто чем. - свободы для них было действительно намного больше, чем в его время. Это было действительно странно - приехать в то место, где был в детстве. Он побродил по лагерю, пытаясь понять, зачем приехал сюда, прислушивался к внутреннему голосу. Но внутренний голос молчал.
В какой-то момент Артём вспомнил про кладбище и решил навестить строгого смотрителя - если тот, конечно, ещё сам не отправился на тот свет. Он вышел на дорогу, тормознул попутку и доехал до Новомихайловского. Зайдя в магазин, Артём купил две бутылки водки, хлеба, колбасы и консервов на закусь  - он помнил о пристрастиях сторожа, и посчитал, что будет неправильно не уважить их. По старой памяти он легко нашёл кладбище, постоял немного у входа, собираясь с мыслями, и направился к домику сторожа.
Игорь Сергеевич совсем не удивился его визиту. Сказал только: а, вернулся. Как будто Артём вчера от него вышел! Это было настолько странно, что Артём замялся. Да и глазам нужно было привыкнуть к полумраку каморки сторожа после яркого весеннего солнца. Ну что встал не пороге? Заходи!
Артём решил отложить беседу - да и всё равно было не ясно, о чём говорить. Он выложил на стол содержимое пакета. Игорь Сергеевич молча достал стаканы с полки, относительно чистые, и пододвинул гостю, предлагая налить.
Выпили, закусили. Хозяин жестом предложил повторить. Артём подчинился. Игорь Сергеевич закурил. Артём решил, то теперь можно и поговорить. А почему вы сказали «вернулся»? Неужели вы помните меня? Знаешь - кстати, давай тоже на ты, без этих вот формальностей - у меня за все годы, сколько работаю, ты был единственный, кто на кладбище поспать приходил. Так что сложно было забыть. Что тебе, сильно тогда влетело? Да не особо, ответил Артём. А Вы такой же, каким я Вас помню - совсем не изменились. Мы же договорились на ты, нет - недовольным тоном произнёс смотритель. Да, конечно, ответил Артём. Ладно - давай вот выпьем за это и перейдём на ты окончательно, идёт?
Они выпили ещё по одной, закусили, помолчали.
Но ты же не просто так пришёл, верно? В каком смысле, спросил Артём. Ты ведь к Василию пришёл - вот в каком смысле. Ладно, пошли.
Игорь Сергеевич резко поднялся и вышел из каморки, предлагая жестом следовать за ним. В голове у Артёма что-то забрезжило, и засосало под ложечкой - внезапно он понял, куда они идут. Смотритель привёл его к могиле - той самой, на которой когда-то ночевал Артём. На надгробии была эпитафия - "Верному другу и хорошему товарищу", фотография (человека на ней Артём узнал сразу). Под ней - подпись
ГАВРИЛОВИЧ
Василий Никитич
1890 - 1941,
а на самой могильной плите - тот же орнамент, что и на шкатулке: два тетрактиса.

Profile

daemon77
Валерий Дмитрук

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars