Валерий Дмитрук (daemon77) wrote,
Валерий Дмитрук
daemon77

Налево пойдёшь - коня потеряешь

14.
Его размышления были прерваны появлением Василия и Яны. Антон, как гостеприимный хозяин, предложил пришедшим присесть за стол, налил им кофе и сел в своё кресло.
- Можем начинать. Что у Вас, Яна?
- Может быть, сначала кто-то из вас расскажет, что известно вам, чтобы не повторяться, а потом я дополню.
- Ну тогда – слово Василию. Он занимался подготовкой контракта.
- Ну что ж. Компания была основана отцом одного из наших друзей Фридриха Рильке – Иоганном больше тридцати лет назад. До основания собственного бизнеса Иоганн Рильке учился бизнесу в США, получил степень МБА в Гарварде, вернулся на родину, какое-то время был бизнес-консультантом средней руки, работал менеджером в нескольких фирмах, но больших карьерных успехов не достиг. Ближе к сорока годам Ганс Рильке решил, так сказать, выйти на новый уровень и создал свою компанию. По времени это произошло вскоре после его женитьбы на дочери одного из работодателей – не исключено, что Иоганн рассчитывал на деньги тестя. Основной деятельностью компании была организация производства: фирма проектировала производственные комплексы, рассчитывала энергозатраты, внутреннюю логистику предприятия и так далее.
Первое время дела шли средненько, но затем отец жены Иоганна, внезапно проникся затеей зятя и стал активно помогать ему как связями, так, по видимости, и деньгами. Спустя пять лет после основания компании был заключен первый крупный контракт с «Сименсом». Дела пошли в гору – в числе клиентов оказались «Хенкель», «Бош» и другие гиганты. В общей сложности за двадцать лет компанией были спроектированы несколько десятков предприятий по всему миру. А потом произошёл внезапный поворот в деятельности.
Компанию нанял хозяин химического предприятия в Инсбруке – с целью оптимизации производства и сокращения расходов. Но тут грянул кризис, и концерн, нанявший фирму Иоганна, разорился. Главным инженером на фабрике работал молодой талантливый химик, Вольфганг Шойбель, По удивительному совпадению, он учился в одном классе вместе с молодым Рильке – нашим другом Фридрихом. По всей видимости, он уговорил одноклассника купить предприятие. Отец, который был совсем не против того, чтобы сын начал свой собственный путь, сделку одобрил. Так началась новая история компании. Тогда же в рядах менеджмента оказался и ещё один одноклассник Фридриха и Вольфганга – Курт Заубер, показавший в последствие недюжинные таланты менеджера и бизнес-стратега.
За последующие три года были приобретены ещё несколько химических предприятий, как в Европе, так и в других регионах. В условиях кризиса многие предприятия разорялись, и компании удавалось скупать их по дешёвке. В частности, были приобретены и два завода на территории бывшего СССР – на Украине и в Латвии.
Промышленное развитие сопровождалось и научно-техническим. Шойбель запатентовал несколько открытий в области химии полимеров, его фамилия гремела в научном мире. Затем смерть забрала основателя компании Иоганна, и Фридрих стал её полноправным хозяином. Будучи человеком разумным и порядочным, он сразу сделал Курта и Вольфганга совладельцами компании – правда, как показали последующие события, с некоторыми ограничениями. Бизнес, с которого начиналась компания, практически свернули – продолжаются старые контракты, но новых клиентов нет. Фактически, компания полностью переключилась на производство полимеров.
Два года назад компания испытала новый удар судьбы: пропал без вести Вольфганг Шойбель. Он попал в шторм, катаясь на катере. Историю не афишировали – по слухам, он был там с любовницей, которая также погибла. Официально учёного признали погибшим, но тело так и не нашли – что неудивительно, учитывая характер события. Вдова Шойбеля пыталась отсудить у компании права на патенты покойного и на его долю, но безуспешно. Все патенты, как оказалось, были оформлены на компанию, а его доля в случае смерти распределялась между другими собственниками, и передаче по наследству не подлежала. Вдове пришлось утешиться пожизненным пансионом в размере 180 тыс. евро в год, и ещё столько же будут получать до своего совершеннолетия сын и дочь погибшего.
Естественно, всякая научная деятельность после смерти Вольфганга прекратилась, он действительно оказался незаменимым. Вместе с тем, его разработки настолько опередили своё время, что их запаса хватит на десяток лет. А бизнес-таланты Курта и связи Фридриха позволяют компании чувствовать себя весьма уверенно. Собственно, это всё, что нам известно.
- А на каких условиях, если не секрет, вы договорились работать с австрийцами? – поинтересовалась Яна. – Ведь явно есть какие-то планы за пределами простого технического сотрудничества?
Антон переглянулся с Василием.
- Ну что ж.… По ходу, мы в одной лодке, так что ладно. Расскажи, Вася.
- Мы договорились о создании совместного предприятия.
- И как запланировано распределение долей в предприятии?
- Наши доли – по 45%, остальные 10% будут принадлежать одному благотворительному фонду, который занимается поддержкой молодых учёных.
- И зачем это?
- Ну, по мнению наших австрийских друзей, это позволит новому предприятию выглядеть более респектабельно на европейском и мировом рынке, да и на налогах можно будет существенно сэкономить за счёт благотворительности. Но, в любом случае, участие фонда будет номинальным – в управлении предприятием он представлен не будет.
- Есть ещё вопросы, или Вы всё-таки тоже поделитесь с нами какой-либо информацией? – Антона стал раздражать это разговор, похожий на допрос.
- Есть такая информация. Вы же знаете, где я работаю? Случайно я набрела на некоторые интересные документы. Согласно этим документам, предприятия нашей фирмы, находящиеся в России и Белоруссии, скоро сменят номинального хозяина. Новый хозяин – совместное предприятие, в котором моей фирме принадлежит 45%. Ещё 45% принадлежат некоей немецкой фирме. А оставшиеся 10% - благотворительному фонду. И, даже не спрашивая у вас, я заранее уверена, что это - тот же самый фонд “New Generation”, который предложили в качестве участника вам. Кстати, вы что-нибудь про этот фонд знаете?
- Ну…. – Василий замялся. – Только публичная информация. Участвует в куче благотворительных программ, финансирует стипендии для молодых учёных.
- Я попыталась залезть глубже. Но – увы. Никакой информации по учредителям. Управляет фондом номинально попечительский совет, в который входит  два десятка ректоров вузов со всего мира. Все они – уважаемые люди, известные в научном мире, но все, при этом – в очень почтенном возрасте. Представить себе, что двадцать старцев рулят подобной организацией – очень сложно. Я даже не уверена, что они когда-либо собирались вместе. Зато  по уже упомянутой схеме фонд является акционером трёх с половиной сотен высокотехнологичных предприятий по всему миру. По странному совпадению, молодые учёные, которые получали гранты от фонда на исследования – все, как один, трудятся на этих предприятиях, а студенты, выигрывавшие право на стипендию от фонда – также все без исключения идут работать на эти предприятия после окончания ВУЗа. Таким образом, фонд “New generation” представляет собой колоссальный механизм, контролирующий хайтек по всему миру, начиная от науки и образования и заканчивая производством. И при этом совершенно неизвестно, в чьих руках этот механизм находится.
После сообщения Яны наступило молчание, которое, на правах шефа, прервал Антон.
- Что ж. Придётся всё-таки ехать. И ехать, Вася, придётся тебе. – Василий попытался возразить, но Антон повысил голос – Это не обсуждается. Яну оформим переводчиком. Совещание окончено, не смею вас задерживать. Перед отъездом встретимся ещё раз, переговорим.
Tags: "Налево пойдёшь - коня потеряешь", книга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments