?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у tupikin в ИВАН ЕРМОЛАЕВ. НЕСКОЛЬКО СТИХОТВОРЕНИЙ


Иван Ермолаев. Три стихотворения. Чтения на презентации поэтического сборника "Липкие гласные" в клубе Шоколадная фабрика 23 октября 2016 года. 3 минуты 10 секунд. Съёмка: Соня Сазонова

прямой линк на ютьюб: https://www.youtube.com/watch?v=SmcH3djZ-fI




Иван Ермолаев. Филонов. Чтения — там же, тогда же. 1 минута 21 секунда. Съёмка: Наталья Долматова

прямой линк на ютьюб: https://www.youtube.com/watch?v=pYGbByWcvaM


Пропасть во ржи

Моя Родина – пропасть во ржи,
Абсолютная пустота.
Ей дано не пропасть во лжи,
Даже если в кустах та, -
Где ближайшие камыши.

Ей дано не хмелеть от трав
И – в отличье от прочих Родин –
От грибов; и меня взял страх,
Что до неё просто туго доходим
Мы – мухоморы её дубрав.

Раззудись плечо, размахнись рука,
Взмахом прочь с лица комаров, нас да ос;
В её новом РККА
Я – Капитан Отрешённый Даос
На 50-ом Ка.

Между мной и тобой не мост, а USB,
И колосья рыжие мокнут.
Пропасть молвит: «Война, и тебя могут сбить».
Я ответил: «Её тоже могут» -
Иногда здесь и Родина подсобит.

Всё нормально и падаю вверх. Осётр
Золотой и молочная в небе река…
Рыжей гружённый рожью осёл…
Рожь и пропасть – кисельные берега…
И всё!


Филонов

На санях по блокадному Ленинграду,
По течению вен – в мировой расцвет.
Сердце – городу, голову – авангарду,
Кисти – вмёрзли в запястья, с Творцом в родстве.

Мёртвый вечер сжевал свой зубовный жемчуг,
И балтийские слюни – не солоны:
Из-под яблочной кожи фонарной желчью
На поребрики брызнул металл луны.

Утро скажется ясным, и я с ним брызну
– Утлым соколом, соболем на санях, –
Злым заливом солить горизонтов брынзу
И лелеять Литейным ста солнц синяк.

Города головами играют в нарды,
И глаза зажигаются в облаках:
Это волны прорвали ворота Нарвы.
Это - сверзилось снятие всех блокад.

(отсюда: http://tupikin.livejournal.com/847135.html )


Последнее стихотворение Александра Введенского

Не мантра и не фарс,
Не чтиво между строк:
Когда со мною Хармс –
Кругом возможно Бог.

Когда кругом темно,
Я вижу нас извне –
Сигающих в окно,
Шагающих из не-

Отопленных квартир
В надзвёздные миры,
Где чарка и потир
Нам поровну милы,

Где губы пахнут мглой,
А волосы – огнём,
Где лоб как аналой...
И это всё о нём –

О Городе дождей,
Туманов и легенд,
Где каждый лиходей –
Почти интеллигент,

А длань Твоя легка,
Как радуга в воде,
Как небо или как
Д. Хармс и А. Введе...


Реликтовый блюз

Сырой Борей витийствовал за ржавой водосточной трубой.
Вселенная болталась на подгнившем одиноком гвозде.
Заря играла клезмер на границе между мной и тобой.
Ракитовые заросли палили по падучей звезде.

Богиня на блакитном небосклоне зажигала февраль.
Гандхарвы с лепреконами свирели в разрывную свирель.
Деревья свирепели, уносимые тайфунами в рай.
Рога Иерихона пробуждали сиволапых зверей.

По сонным рекам и хайвеям пролегал Естественный Путь.
В воздушных шариках Незнайки созидался адовый груз,
А в перегонных Фауста шкварчала философская ртуть,
И Мефистофель подвывал ей мимо нот реликтовый блюз.


Бакунин в Дрездене

Танцы в костёле, Бах на баяне, Бакунин в Дрездене.
Цель разбитную пулю приравнивает к комете.
Красные тучи, чёрные зарева по-над трестами,
Ратушей, баней, банком, театром дрянных комедий.

Так совершаются революции. Ух, и весело!
Ветер возносит из топи блат голосок бекаса,
В солнцеворотом взнузданном небе – цветное месиво:
В блёклых зрачках пульчинелл Руо – голубень Пикассо.

Мир – анекдот, рассказанный Господом самому себе, -
Корчится в судорогах ума, как святой Григорий,
Тонет в дождливо-слёзной, холодной, как свет, эмульсии
И пустоте, настоянной на этиленгликоле.

Банки, истерики и концерты давно закатаны,
В водах и пиве Влтавы сварились бычки и раки.
Утро без дня встаёт за зарезанными закатами:
Танцы повстанцев, Бах на бандуре, Бакунин в Праге.


Доктор Живаго. Ямбы

Потонет в тучах солнечный «Варяг»,
Весна Сати слабает на ситаре…
Я сделал шаг, который вёл в овраг,
А в том овраге волки заседали.

Я вспомню всё: полёт твоих планет;
И омут слов, и тонущую кильку;
Что ты – везде, а нас на свете нет;
И брянский лес, и марбургскую кирху.

О добрый мир рождественских огней,
Где тьма не тьма и калий не цианист,
Где цвет и свет черпает Гименей,
Как мог лишь Тициан-венецианец!

Перекрестившись, я пройду сквозь треск
Поленьев в печке, к дельте Млечной Волги,
И на процветший фикусами крест
Меня погонят плюшевые волки.


Обнажённая, зелёные листья и бюст

Обнажённая, зелёные листья и бюст.
Золотой «кадиллак» заката
В обожженную, солёную скважину уст
Сонно катится из-за кадра.

Мимо рта, безостановочно мантру меля,
Пронеслась объектом бейсбола
В синекуре, в синяках океанов Земля,
Загнивающая без Бога.

А в ответ на злобный ветер, загвазданный за
Запах просвир, сводящий скулы,
Из обскуры просверкнут ледяные глаза –
Лебединые Диоскуры.

Разбитная орбиталь белокаменных бус
Порвалась в воронёной дымке;
Обнажённая, зелёные листья и бюст:
Одинокие на Ходынке.


Урал

Над условной рекой абсолютной любви зима.
Подо льдом – пустота, как за пазухой у Него.
«Мы с Кикиморой встретимся, - рёк домовой Кузьма, -
Где условное солнце встаёт за горой Нево».

За пределами сна не видать ни хрена, ни зги.
Нить Ариадны душит веретено.
Темнота – это суть вещей, милый друг: не жги
Электрический свет, когда за окном темно.

Из Большого Ковша пьёт заоблачный леопард
Разливную волну по-за сумеречной кормой.
Что ты знаешь о страсти Антониев-Клеопатр,
Молодая, как мир, одинокая, как гармонь?

Заспиртуй мою голову и положи в бадью,
И, пустив по течению вверх, расскажи о том,
Как глухой живописец сопротивлялся небытию,
А слепой музыкант был уверен, что он – Атон.


Топоров

Деревья и реки срывают маски.
А сколько ещё в пустоте висят,
Мой Екатерининский, Гефсиманский,
Пускающий ялик по льдине сад?

Корячатся лица сюрреалистов
Со специей в виде приставки «соц-».
Не факелоносцы. Скорее, истоп-
Ники, кочегары кричащих солнц.

Я буду Батыем, увитым тёрном:
Закутает разве любой другой
Не жерло бутыли – пакетом чёрным,
Но горлышко города – бородой?

И станут хотя бы на эти два дня
Тому, кто ещё не вполне оглох,
Распахнуты два с половиной складня,
Положенных площади Пять углов.

Иван Ермолаев


***


Огромный интерес культурного сообщества к поэзии растет, как снежный ком. Нечто подобное, если помните, происходило и в конце 50-х, и в конце 70-х. В 60-е благодаря лояльности начальства развернулось до размеров Политехнического и результировало взрывом авторской песни, в 80-х сами помните чем кончилось. Интересно, что будет сейчас.

Причем (как и тогда) есть поэзия официально признанная и поддерживаемая правительственными вливаниями, а есть подпольная, та поинтереснее, хоть и без грантов. Взять хотя бы Ивана Ермолаева - совершенно молодого человека с головой настолько интересной, что даже я, такая умная, не всегда понимаю с первого раза. Почитайте, не пожалеете.

(Это не скрытая попытка пиара, а просто пример).

Аня Умка Герасимова
6 ноября 2016 года

отсюда: https://www.facebook.com/anya.umka.1/posts/10154084730438494


Стихи Эпохи Просвещения
(послесловие к сборнику Ивана Ермолаева "Реликтовые блюзы")


На заре своего поэтического озарения Иван Ермолаев взял, да и перевёл "Слово о полку Игореве" на современный русский язык. Не на тот, на который его перевели в XIX веке, а на тот, которым пользуемся сегодня мы. И это была проба сил, которая — вполне удалась. Ну, потому что сил изначально было — хоть сковородкой вычёрпывай. Он и "Капитал" Карла Маркса, и "Государственность и Анархию" Михаила Бакунина мог бы зарифмовать, но штука в том, что и Маркс, и Бакунин уже написали эти свои эпические произведения, а Ивану Ермолаеву после "Слова...", на котором он разминался, хочется, конечно, писать своё. И это правильно. Ну вот разве передать Бакунину привет в Дрезден, а Троцкому — троекратное помахивание, так в этом списке уже много кто, да вот, Че Гевара, к примеру... Но флаг хемингуэевой Кубы при этом можно, без зазрения совести, и простынёй застелить.

Внутренний мир любого поэта, в том числе и того самого, кто написал известное всем по "Букварю" стихотворение "Мама мыла раму", необычайно сложен. При столкновении же с отблесками внутреннего мира автора этого сборника — его стихотворениями, — обычно хочется гуглить. Но я бью себя по рукам, воздерживаюсь. Вижу только, что герои его "внешнего мира" — называемые, упоминаемые в стихах, — расположились на всём протяжении писаной мировой истории, от Навуходоносора до Насера, и на самом широком развороте географии, от Тбилиси до Кутаиси, если ехать через обратную сторону. Чтобы проверить все географические детали из стихов Ермолаева, надобно стать профессиональным туристом и не один год бороздить планету, ну или заделаться (бюджетный вариант) гугл-мэпщиком, но, повторю, ничего связанного с гуглом и другими сверхсовременными методами работы с информацией — не хочется.

Не хочется вписывать Ивана Ермолаева и в заранее заготовленные "незанятые" кластеры русской литературы — вон их сколько стоит ещё не арендованными гостеприимными шезлонгами на нашем арктическом пляже: "для модернистов", "для постмодернистов", "для формалистов", "для реалистов", ну и дальше, там, где VIP-зона, где дорожки от снега два раза в день метут: "для нового Державина", "для нового Тютчева", "для нового Фета"... Стихи Ивана Ермолаева ни в один заранее заготовленный "на вырост" шезлонг не укладываются, они вообще не хотят укладываться, они лучше так, бодряком побегают, не выбирая себе столбовых дорог, а забираясь на вершины, куда давно пора было бы заглянуть русской поэзии, да она чего-то, по немощи своей, всё больше лечит члены в домах творчества, да пьёт жидкий чай в ЦДЛ-ах и тёплую минеральную воду — в гостях.

В языке же своём надо располагаться не в гостях, а по-хозяйски. Именно вот это вот умение расположить себя в языке правильно — и заметно в стихах Ивана Ермолаева уже сегодня. "Всё правильно", "всё так и есть", "всё очень верно", "всё хорошо", — вот что хочется обычно сказать о его стихах. Нечего к ним добавить потому что. Я и вообще не пойму, как это я накатал уже эти две с половиной тысячи знаков про стихи Ивана, пойду лучше снова перечитаю его стихи.

С приветом,

Влад Тупикин
19 октября, по дороге в Университет






Tags:

Profile

daemon77
Валерий Дмитрук

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars