Валерий Дмитрук (daemon77) wrote,
Валерий Дмитрук
daemon77

Налево пойдёшь - коня потеряешь

22.

Ничего особенного на выставке не было – всё как обычно: сияние огней и белозубых улыбок, безупречные костюмы на отнюдь не безупречных фигурах, кукольные личики моделей из эскорта, дежурные комплименты и блиц-интервью
Вместе с бейджем Антону и Яне вручили пакеты, в которых были яркие буклеты с программой мероприятий и всякая подарочная фигня: блокнот, ручка, флешка. Поначалу Антон хотел избавиться от назойливых и бесполезных презентов, но Яна его отговорила, предложив передать пакеты телохранителям. Антон взглядом нашёл их и знаком показал на искусственную клумбу, за которой оставлены подарки. Антона всегда раздражала необходимость что-либо нести в руках, и, освободившись от бремени, он вздохнул свободнее.
Они не без интереса прогулялись по выставке и даже посетили пару презентаций. Время пролетело до банального быстро, и Яна напомнила, что их ждут к обеду.
Как она и предполагала, Рильке не приехал. На вопрос русских друзей, что случилось, Курт невнятно пробормотал что-то про задержку рейса. Антон подумал, что, если бы они не обсуждали этот вопрос с Яной заранее, он бы, конечно, не поверил бы Зауберу - слишком уж неподготовленным выглядел ответ. Но, скорее всего, решил бы, что причина неявки Фридриха кроется в нечаянном конфликте партнёров или вовсе носит личный характер. Возможно, лже-австриец рассчитывал именно на такую реакцию.
Порадовало, что Курт врал далеко не всегда – во всяком случае, кормили в ресторане отменно. За обедом партнёры вели расслабленный светский разговор, настолько непринуждённый, насколько это было возможно в условиях невозможности прямого диалога. Впрочем, с обязанностью переводчика Яна справлялась безупречно. Пару раз «австриец» явно надуманно применил сложные обороты, следя за реакцией девушки, но Золушка расколола эти орешки, не моргнув глазом.
Антон, поддерживая беседу, одновременно делал ещё несколько вещей. Он изучал Курта, пытаясь разобрать его психотип и выделить внутренние конфликты. Это помогло бы отделить «зёрна от плевел»; маска, как бы долго человек не носил её, никогда не прирастает. Внимательному и подготовленному зрителю не составляет особого труда увидеть разницу между ней и лицом. Чем глубже человек прячет собственное «я», и чем реже оно проявляется, тем отчаяннее диссонирует с навязанной личиной. В попытках скрыть это несоответствие, некоторые пытаются сделать маску максимально похожей на себя настоящего – но это приводит к тому, что уже сам создаваемый образ рассыпается на глазах. Только великие лицедеи могут не только найти эту тонкую грань между своим и чужим лицом, но и пройти по ней, не разрушив хрупкие чары.
Нужно сказть, что в этом изучении мозг Антона почти не участвовал; наш герой просто механически регистрировал интонации, мимику и жесты собеседника. Антон знал, что когда информации накопится достаточно, его интеллектуальный аппарат сам разложит всё по полочкам и выдаст готовое решение. Технику активно-рассеянного наблюдения он освоил, будучи студентом. Думал он в данный момент о другом.
Вернее, он думал о Яне. Ему вдруг подумалось, что, если бы Люку Бессону пришло в голову снять фильм про Мату Харри, она вышла бы именно такой. Умная, спортивная, дочь кагебешника, в совершенстве владеет иностранными языками (Антон подозревал, что не только немецким), и при этом ещё и состоит в какой-то полу-подпольной организации.
А ведь ещё эта её фраза: «нам нужно, чтобы вы делали правильные вещи». Совпадение? Антон в последнее время перестал верить в совпадения. Значит ли это, что она работает на этих невидимых ангелов? И, если да, сознательно ли она сказала ему это, или проговорилась случайно? Он понимал, что спрашивать «в лоб» не имеет смысла; и не потому, что она непременно солжёт – а потому, что он ей вряд ли поверит, даже если она скажет правду. Нужно будет попросить Юрия Александровича копнуть поглубже в отношении Яны, да и с мозгоедом обсудить её не мешает.
Помимо Яны, Антона занимала предстоящая встреча с трудинтерновцами. Его всегда раздражал недостаток информации о тех, с кем приходилось встречаться. Конечно, он запросил у Юрия Александровича досье на эту организацию, сразу же после того, как Яна впервые упомянула о них, и ознакомился с ним ещё вчера вечером. Ничего особенного, на первый взгляд – обычная международная бюрократическая структура, каких сотни, если не тысячи. Его впечатлило то количество движимого и недвижимого имущества, которым владел ТИ по всему миру: десятки особняков, собственный воздушный и морской парк, предприятия, формально считающиеся «рабочими» - то есть такие, собственниками которых был якобы трудовой коллектив. Весьма сомнительно, что существование всей этой империи можно поддерживать на профсоюзные взносы. Очевидно, Яна либо не знает об этом, либо по тем или иным причинам хочет скрыть эту информацию от него. Антон решил, что, за неимением доказательств обратного, будет придерживаться первой версии. В конце концов, ей он тоже не стал говорить о своих сомнениях – так, только удочку закинул.
Из раздумий Антона вывел обращённый к нему вопрос Курта. Немец интересовался его планами на вечер и настоятельно предлагал посетить ночной клуб с дискотекой на открытом воздухе. Антон ответил полусогласием, сославшись на незавершённые дела; договорились созвониться ближе к вечеру.
Tags: "Налево пойдёшь - коня потеряешь", книга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments