Валерий Дмитрук (daemon77) wrote,
Валерий Дмитрук
daemon77

Categories:

Панкрат. Начало.

В первый день на зоне Панкрата привели к смотрящему - авторитету Сизому, то бишь к Сизову Анатолию Андреевичу, рецедивисту и без пяти минут "вору в законе".
Ну, как в первый - зона была "красной", поэтому пришлось пройти через обязательный "карантин" - с регулярными избиениями со стороны охраны, без всякой надежды на то, что что-то сможет это остановить. Сергей Панкратов, ещё на тюрьме получивший соответсвующее фамилии "погоняло" - Панкрат, был готов к этому, и отнёсся соответственно.
После карантина даже пришлось отлежаться в "больничке". Неделю. Больше не держали. Но зато - хоть не били... Панкрат отдышался и был вполне готов к дальнейшим приключениям.

Рядом со смотрящим была обязательная свита - прихлебатели, блатные, всякая, одним словом, шушера, не нашедшая собственного места в жизни. Панкрату было весело - примерно так он себе всё это и представлял.

- Ну, рассказывай, мил человек. Что за беда с тобой приключилась, да кто ты по жизни.
- Беды со мной не было никакой. Мусора нарисовали, паскуды.
- Статья-то какая?
- 282. Экстремизм, типа.
- Так ты террорист, что ли?
- Терроризм - это другая статья. А у меня до слов докопались, посты в контакте, ну и понеслось. Что вам рассказывать? Вы что, не знаете, как мусора людей по беспределу закрывают?
- Ну а что ты сам-то за человек? Кто по жизни будешь?
- Ты же сам сказал - человек. Я считаю, что человек - это звучит гордо!
Раздались глумливые смешки.
- Ну хорошо, человек. А чем на воле жил?
- Да как все. Работал. Семьи нет пока. Говна не делал никому. Все вопросы по жизни сам решал.
- Неровности есть по жизни? Смотри, лучше сам скажи. Тут, сам понимаешь, всё равно всё узнается.
- Например?
- Ну, например, девчонке лизал какой-нибудь?
- Я так понимаю, что есть запрет какой-то?
Глумливые смешки усилились. "Общество" явно ожидало шоу.
- Сам понимаешь. Если лизал - всё равно, что отсосал у всех, кто там побывал до тебя. Вывод однозначный.
- То есть, если девушка кому-то отсосала - так с ней и целоваться нельзя? Так, что ли?
- Само собой. Мужик со шлюхой целоваться не станет.
- А если человек показал себя как нормальный пацан, и ведёт себя правильно,  и живёт по понятиям?
- Как тебе объяснить. Всем совершенно по барабану, как себя ведёт пидор. А если кто-то целовался со шлюхой, которая до этого сосала - то он пидор. Вариантов нет.
- Понятно. Ну хорошо. А если, допустим, кто-то отлизал девушке? Ну, я имею в виду, девственнице? То есть, никакого секса у неё до этого ни с кем не было?
Возникла пауза. "Общество" явно не было готово к такому повороту событий. Слово взял весьма пожилой человек.
- Если ты лизал малолетке - то это, как бы, вообще серьёзный косяк. Ты это осознаёшь?
- Да нет, не малолетке. Ей уже было 18, если что.
- А как докажешь, что она была девочкой?
- Не поверите, проще простого. Я расскажу. Это была младшая сестра моего кореша одного. Она запала не меня, когда ей было ещё лет 16. Я делал вид, что не замечаю; на малолеток никогда не бросался. И тут - ей 18, день рождения, и я решился. Не скрою, она мне нравилась - останавливал только её возраст. Ну, и я решил: теперь можно. Прямо с праздничного стола она увела меня в другую комнату. Мы стали целоваться, то-сё. И тут она говорит, что девственница. Я сразу осёкся. Ну, типа, первый мужчина, особая ответственность, и так далее. Сказал ей, что не стану её трахать. Объяснил, почему. Она предложила просто поваляться, пообниматься. Без одежды. Я не смог устоять - говорил уже, она мне нравилась. Ну и как то само дошло, что я сделал ей кунни. Она кончила. Но я поверьте, всё внимательно рассмотрел - она была девочкой!
- Это всё просто слова.
- Нет. После того, как я сказал ей, что не стану заниматься с ней сексом, она заявила, что раз так - никто другой также не станет её первым мужчиной. И что она лишится девственности на хирургическом столе. Что и сделала. У меня есть точные сведения  о том, когда она потеряла девственность. Их можно проверить.
- И больше у вас ничего не было?
- Ну как сказать. После того уже, как она кончила, она решила отблагодарить меня. И сделала мне офигительный минет. Ни одна женщина в последствии не делала мне минет лучше, чем в тот раз. Може быть, это от того, что я, возможно, влюбился? Увы, мне не дано было проверить это - мы больше не виделись.
Голос из глубины поинтересовался:
- А как её зовут?
- Надеялся, что вы не спросите. А зачем вам её имя?
- Люди подойдут, спросят, как всё было.
- Наталья Андреевна. Тогда была Ефимова. Потом замуж вышла. Сейчас, насколько мне известно, Сизова.
- Ах ты, сука...
Смотрящий кинулся к Панкрату молнией, но вдруг осел, обвалился кулём на пол. Панкрат держал в руках обычную авторучку - правда, с неё медленными каплями падала на пол густая кровь. Панкрат смотрел на тело Сизого, как - будто удивляясь.
- Ну вот, как не повезло человеку. Споткнулся - и на ручку упал. Какое несчастье. Вот к чему приводит неосторожность.
Он наклонился к телу, придал палец к сонной артерии.
-Можете не переживать. Увы, всё что мы можем сделать для покойного - поднять кружку чифиря за его память. А что вы, бродяги, замёрзли-то как?
"Общество" смотрело на Панкрата настороженно. Такого продолжения шоу явно никто не ожидал. Люди явно ждали объяснений.
- Если вы насчёт телеги, которую я прогнал - так это гон. Никому я не лизал, если есть вопросы. Всю эту историю Наталья Андреевна рассказала врачу, который как раз лишал её девственности. И так оказалось, что он учился со мной в одном классе. Ну, и поведал мне это всё по пьяни. А ещё она рассказала, что призналась своему мужу, то бишь, Сизому, как только они стали встречаться. Так что он знал об этом с самого начала. И, тем не менее, женился на ней. Что поделаешь, любовь.
В это момент один из уголовников подкрался к Панкрату сзади и попытался всадить ему заточку под ребро. Заточка со звоном упала на пол, а сам напавший заорал благим матом, придерживая сломанную руку другой рукой.
- Ну что же у вас так, один падает на ручку и печень себе пробивает, другой руки ломает. Осторожней надо. Вам тут про технику безопасности вообще, что ли, не рассказывают? Ну да ладно. Я вообще хотел за другое поговорить.
- И за что же?
- Думаете, я здесь случайно? Я, когда эту историю узнал, сразу понял: это шанс. Специально сделал всё, чтобы сюда попасть. Сизый был обречён, увы. Но другого пути у него не было - он же сам всё правильно сказал. Предлагаю договориться, чтобы этот весь базар здесь остался, и никуда не выходил отсюда. Пусть о его как правильного пацана помнят.
- Ну, а дальше-то что?
- Власть в зоне надо брать. И я знаю, что нужно делать.
Tags: "Панкрат", книга, тюрьма и воля
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments