Валерий Дмитрук (daemon77) wrote,
Валерий Дмитрук
daemon77

Categories:

Налево пойдёшь - коня потеряешь

Юбилейная, сотая глава (если кому интересно, конечно).
Осталось ещё пять! Финал близок!

100.


Компания по подготовке акции шла успешно. Бурление вырывалось уже отдельными выплесками на поверхность. Конечно, работать агитаторам было несравненно легче, чем при прошлом режиме. Но нельзя сказать, что это было совсем легко. Случались столкновения и с полицейскими, и с гопниками-титушками, нанятыми (мелкопо)местными олигархами. Были и павшие в этой борьбе. Но всё чаще победителями в этих битвах выходили профсоюзные и рабочие активисты.
Как и обсуждалось, в рамках этой подготовки Данилов и его товарищи решали свои задачи. В последний день марта Данилов пригласил меня на ещё одно совещание. На этот раз – по поводу его затеи со Съездом Советов. Данилов считал, что у наших кандидатов недостаёт легитимности, по причине почти полной малоизвестности. Нет, у нас было несколько железных кандидатов – пара руководителей боевых профсоюзов, несколько активистов, увидевших в этом прекрасный повод покинуть давно надоевшую политику. Но это были единицы, по большому счёту. От силы – два десятка. А остальных нужно было продвигать. И одной из возможностей такого продвижения Данилов считал выдвижение их от имени Съезда Советов, который он рассчитывал созвать первого мая. Нет, не так: Первого Мая.
Однако правительство спутало все его карты. Утром следующего дня, то есть в самый День Дурака, неожиданно собралась Государственная Дума. Собралась для того, чтобы принять последние свои законы: «Об Учредительном Собрании – Конституционном Совещании Российской Федерации», «О выборах в Учредительное Собрание – Конституционное Совещание Российской Федерации». Согласно второму из них, выборы в Учредиловку назначались через один месяц после формирования ТИК, то есть (поскольку они как раз были сформированы) на 1 мая.
Данилов был в ярости.
- …Я считаю, мы должны бойкотировать выборы.
- Это ровно ничего не даст – кроме того, что мы полностью самоустранимся от решения дальнейшей судьбы государства.
- Валера, в отличие от большевиков столетней давности, у нас нет настоящих Советов. Даже это Съезд, который ты планируешь – ладно, мы планируем – это просто пиар-акция.  Чтобы создать реальные советы, которые смогут стать альтернативной властью, нужно время.
- Советы нужно было создавать заранее, до революции!
- Никто не спорит. Но – не создали. Давай исходить из реальности!
- Но вы понимаете, товарищи, что они опять жульничают! И это жульничество направлено против нас! В этих условиях получат преимущество уже раскрученные персоны. Таких у либералов намного больше, чем у нас. Уверяю Вас, за них будут голосовать многие – хотя бы ради того, чтобы забыть о них навсегда. А в результате они напишут, в очередной раз, либеральную конституцию. И всё напрасно? Всё заново?
- Сорвать выборы мы всё равно не сможем. А без этого бойкот теряет всякий смысл. В очередной раз демонстрировать свою непримиримость?
На это Данилов не нашёл, что сказать.
- А Вы что скажете, Василий Максимович?
- Я? Да что я скажу. Раз нельзя повлиять на решение, нужно думать, как действовать в новых условиях. В чём, вы говорите, их преимущество? В раскрученности кандидатов? А чем хороша эта раскрученность? Мы же строим Новую Россию, не так ли? Значит, нужно давить как раз на то, чтобы в Учредиловке вовсе не было раскрученных лиц! Там должны быть те, кто не запятнал себя политикой. Все эти раскрученные лица – они же в каких-то партиях состояли, так ведь?
- Верно! А все партии – это часть системы.
- Я вообще считаю, что люстрировать нужно не только едросов, но и все остальные парламентские партии!
- Так а непарламентские чем лучше? Все официальные партии, так или иначе, работали на систему.
- Нам нужно предложить вообще запретить партийную агитацию на этих выборах!
- Нужно вообще все партии, которые официально существовали при старом режиме, запретить!
- Так и представляю себе какого-нибудь Свалидзе, который будет шипеть про нас, что мы ещё власть не взяли, а уже хотим запретить партии. Настоящие большевики!
- Ну и пусть!
- Мы так сами себе топор на ногу уроним. У нас тоже есть и кандидаты от партий, и сами партии есть. С ними-то как быть?
- А всё равно ничего не получится. Нам скажут, что закон уже принят. Поправки внести не выйдет – Дума больше точно не соберётся. Но мы можем продвигать эту идею.
- Можно предложить кандидатам добровольный меморандум о том, что они отказываются от какой-либо партийной поддержки. А это значит – и от партийных денег. У наших и так денег нет – поэтому мы ничего не теряем, фактически. Нельзя же запретить людям добровольно помогать тому или иному кандидату!
- Хорошо, - подытожил Данилов. – Я подготовлю выступление, и пусть кто-нибудь набросает заявление по этому поводу. Кто готов? – Поднялось несколько рук. – Вот и хорошо. Свяжитесь между собой, подготовьте. Результат вечером скинете мне на почту.
В общем, совещание прошло толково.
Данилов собрался проводить меня, когда к нам подошёл парень, похожий на сантехника их компьютерной игры.
- Хорошо, что удалось поймать вас обоих. Я смотрел схемы водоснабжения и случайно… В общем, я нашёл здание, где, как я понимаю, располагался штаб революции. Ну, вернее, не всё здание – то, что от него осталось. А осталось, как мне кажется, достаточно много.
Мы переглянулись с Даниловым.
- И?
- Как я понимаю, юридически участок и строение по-прежнему принадлежат Вашей компании? Я уверен, подземная часть здания прекрасно сохранилась. Почему вы не используете его?
- Ну, есть некоторые проблемы этического характера. К тому же, там полицейское оцепление.
- Нет там никакого оцепления. Я лично смотрел. Всё открыто, пустырь с развалинами. Если Вы позволите, я бы сходил туда, осмотрелся на месте. Если ещё кто-нибудь расскажет, где подземный ход.
- Откуда Вам известно про подземный ход?
- Я же не идиот. Вам же удалось как-то оттуда выбраться.

Марат и вправду оказался сантехником, лидером профсоюза коммунальных работников. Его предложение было принято. Мы обнесли развалины забором и стали разбирать завалы. Марат выделил людей для этой работы. Рабочим сказали, чтобы особо не торопились.
Вместе с Маратом и Михайло Василичем мы прошли в здание через подземный ход. Михайло Василич щёлкнул выключателем – энергоустановка работала.
Подземная часть здания, действительно, практически не пострадала. В исправности были компьютеры и центр связи; нужно было только установить новые антенны. Взрывом повредило вентиляцию и водопровод, но эти проблемы Марат пообещал решить в течение суток.
Через своего человека в полиции я попытался узнать о том, ведётся ли какое-нибудь дело. Ничего выяснить не удалось – по ходу, дело вообще не заводили, или потеряли. Это было странно, учитывая, какую гору трупов вывезли оттуда.
Я позвонил знакомому в прокуратуру. Он взял паузу, перезвонил через полчаса. Участливо поинтересовался, всё ли у меня в порядке со здоровьем. По его словам, никакого штурма не было, да и быть не могло, а здание было разрушено в результате взрыва газа. Впрочем, никто этим не занимался, потому что при взрыве никто не пострадал.
Всё это было весьма удивительно, однако следовало принять как данность – никаких вопросов к нам ни у кого не было.
Тем не менее, нужно было действовать предельно осторожно. Мы решили, что будем использовать только сохранившуюся, подземную часть здания. Особняк восстановить было невозможно, разве что построить заново. Но мы решили поступить хитрее: устроить на его месте зимний сад; это позволит замаскировать тёплое излучение снизу.
Я был уверен, что Антон возражать не станет, поэтому со спокойным сердцем поручил наш бывший штаб заботам Данилова. Уже через неделю Данилов переехал туда. Секрет был известен узкому кругу лиц – я прозвал их «Политбюро». Данилов на это ругался беззлобно. Но почему «их»? Я ведь тоже входил туда.
Tags: "Налево пойдёшь - коня потеряешь", книга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments